Десима и румба: иберийский формализм в сердце афро-кубинской песни

Предлагаем вашему вниманию перевод очень важной и редкой исследовательской работы о влиянии испанской литературной формы на афро-кубинский фольклор. В центре внимания — испанская десима (иногда отечественные литературоведы используют слово децима) и тексты румбы. На русском языке подобного материала не существовало — вплоть до момента этой публикации. Перевод выполнила Зинаида Сидорова, г. Санкт-Петербург, август 2021 г., для «Сальсы по-русски».

 

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ: лучше всего этот материал читать в ландшафтном режиме экрана. Переверните телефон — тогда стихи не будут смешаны в хаотичную кучу.

 

С одной стороны, тщательный анализ текстов может показаться скучным, нужным только лишь для лингвистов. С другой стороны, подобный подход раскрывает еще больше богатство румбы и кубинской культуры во всем разнообразии, позволяет лучше понять запутанные перекрестки, по которым ходили тровадоры и разносили по Кубе свою монотонную песню. Более того, в результате глубокого погружения может сформироваться осознанность танца или игры на барабанах, доселе недосягаемая. Станет понятно и очевидно, почему румба «не качает» в формате mp3 на дискотеке, и что нужно для того, чтобы румба — поистине уникальный шедевр человеческой культуры — охватила  вожделенной энергией и завлекла в состояние яркого праздника и радости.

 

Эта статья, мы верим, станет еще одним важным шагом на пути к преодолению культурных границ и упразднению устоявшегося в России, увы, мнения, что румба — это что-то «непонятное и чужеродное».

Philip «Felipe» Pasmanick, 1997
Latin American Music Review V.18 №2, Fall/Winter 1997, pp.252-277
University of Texas Press
http://www.jstor.org/stable/780397
перевод на русский язык: Зинаида Сидорова, 2021

Введение. Десима

Термин décima (десима) применяется к испанской поэтической форме, состоящей из одной и более строф, которые в свою очередь состоят из 10 восьмисложных стихотворных строк. Большинство десим написаны в стиле espinela (эспинела), названного в честь испанского поэта, новеллиста и музыканта Висенте Эспинеля (1544-1644), который в 1591 году опубликовал стихи, состоящие из десяти восьмисложных строк с рифмой abbaaccddc. Будучи практически неизвестной в англоговорящем мире, десима особенно выделяется на фоне ряда культурных, исторических и музыкальных концепций в подавляющей части испаноязычных исследований и хрестоматий. Но исследователи очень мало внимания уделяли феномену десимы в румбе, также всё ещё остаются без описания некоторые вариации десимы в румбе. Это исследование ставит своей целью закрыть этот пробел в научных знаниях.

Десима - Висенте Гомес Эспинель, в честь него десимы получили название стиля эспинелы

Висе́нте Го́мес Марти́нес-Эспине́ль

Нижеприведённая оригинальная десима иллюстрирует схему рифмовки и служит отправной точкой для нашей дискуссии. Справа можно найти англоязычную версию. Рифмующиеся слоги выделены жирным шрифтом или подчёркнуты. В основе правил испанского слогоделения лежат строки, состоящие из семи (строка 2) или девяти (строка 9) слогов. Рифма образуется в соответствии с афро-кубинским произношением, которое, например, игнорирует “s” в конце слова, “d” – в конце слова и между гласными, а также взаимозаменяет “r” и “l” в конце слова.

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Hace tiempo que quisiera
una décima cantar
en la rumba y gozar
su cadencia placentera
que proviene de la era
de Calderón de la Barca
y que luego se embarca
al gran mundo pan-hispano
donde se hable el castellano
la espinela es monarca
a
b
b
a
a
c
c
d
d
c
For a long time I’ve been wanting
a fine décima to sing
in the rumba and to bring
its cadence so pure and haunting
its structure, complex and daunting
from Iberia’s golden age
on the farm and on the stage
wherever Spanish is spoken
decima still reigns unbroken
on the tongue and on the page
Coro: Que la vida es sueño, y los sueinõs suenõs son Chorus: Life is but a dream,and dreams are dreams1приблизительный перевод на русский, без соблюдения десимы: «Как долго я ждал, чтобы спеть хорошую десиму в румбе и насладиться ее мелодией, рожденной во времена Кальдерона де ла Барка, в золотой век Иберии, где безраздельно правили кастельяно и ее величество — эспинела».

Десима: иберийское происхождение

Форма эспинелы является логичным результатом тысячелетнего развития испанской литературы. Восьмисложные строки уже были характерны для поговорок и припевов в песнях, относящихся к VI веку (Navarro, 1986). Поэты-мосарабы (иберийские мусульмане) использовали их в XI-XII веках, а иберийские евреи и мусульмане ценили искусство филигранной импровизации в стихосложении (Gerber, 1992). К 1400 году песни на основе восьмисложных строк были широко распространены у трубадуров Кастилии. Эти средневековые поэмы часто были оформлены в стиле четырехстрочных любовных песен (с рифмой abac) или редондильи (abba). Десиму можно рассматривать как две редондильи, соединенные двустрочной «связкой», которая повторяет последнюю рифму первой редондильи и первую рифму второй (abba-a/a-abba).

Десима как две редондильи

К концу XVI века десима и «quintilla (кинтилья, пятистишие)» были популярными формами в песнях, лирической поэзии и театре. Кинтилья — это пятистрочная поэтическая форма, которую можно считать полудесимой, или рассматривать её по-другому, т.е. что десима — это две кинтильи в двух вариациях: abbaa и aabba. Если смотреть на десиму с этой точки зрения, то она становится палиндромом, т.е. читается одинаково слева направо и справа налево. Этот феномен ещё называют «десимой-зеркалом» (Paredes, 1993). Более того, между двумя половинами можно провести вертикальную линию симметрии.

Десима палиндром

Отчасти в любопытной двусмысленности этой математически интересной, лёгкой и понятной стихотворной формы заключается привлекательность десимы. Её естественный ритмический рисунок из ударных слогов и парных рифм, повторяющихся неравномерно, но периодично, является лингвистическим подражанием партии basso continuo (непрерывного баса) в румбе. Так загадочный поэтический или литературный приём становится ещё одним ритмическим элементом в структуре видения румбы.

Десима - основоположники стиля Лопе де Вега, Тирсо де Молина и Кальдерон де ла Барка

Лопе де Вега, Тирсо де Молина, Кальдерон де ла Барка

Лопе де Вега (1562-1635), Тирсо де Молина (1571-1648) и Кальдерон де ла Барка (1600-1681) (особенно в его известной пьесе «La vida es sueño», отсылки к которой есть в десиме во введении к этой статье) широко использовали эспинелу. Десимы также быстро стали популярны в среде испанского необразованного рабочего класса, особенно в сельской местности. Форма десимы, которую легко переложить на музыку и в которой сочетается привлекательная структура рифмы и cadencia (каденсия, мерный шаг), была быстро ассимилирована популярными поэтами Андалусии и Канарских Островов. И если популярность десимы в литературе угасла после подъема, то эти «крестьяне» сохранили яркую традицию импровизации на основе десимы в музыке, которая ещё жива в Испании (в особенности в Мурсии, районе Альпухарра и Альмерии), на Канарских Островах, в Латинской Америке и на Карибах.

Популярность десимы в Испании смогла сделать её языком межнационального общения; рабочий народ в северо-восточной провинции Каталонии писали десимы на каталонском и в XIX-XX веках пели их в Рождественские праздники, чтобы получить какой-нибудь подарок (Battle, 1993). В прибрежном каталонском городе Сиджес эта традиция ещё сохраняется.

Значимость десимы как литературной формы пошла на спад после расцвета в период Siglo de Oro, золотого века испанской литературы, в XVII веке. Такие поэты-романтики 1830-40х годов, как Нуньес де Арсе (1834-1903) и Хосе Соррилья-И-Мораль (1817-1893), а позднее «поколение 1927 года» Хорхе Гильен (1893-1984) и Федерико Гарсиа Лорка (1898-1936) возродили литературную десиму в Испании. Сегодня, однако, литературная десима опять приходит в забвение, игнорируемая испанскими поэтами (Mendoza, 1957).

Десима стремительно распространилась на территории обеих Америк. Такие непохожие друг на друга латиноамериканские поэты, как мексиканский учёный-универсал Хуана Инес де ла Крус (1651-1695), которая в 1683 году выиграла национальный конкурс по импровизации в десиме, никарагуанский модернист-инноватор Рубен Дарио (1867-1916) и чилийка Виолета Парра (1917-1967), были выдающимися десимистами своего времени. Хрестоматии отражают нескончаемый поток поэтического вдохновения, выраженного в этом классическом жанре (Orta Ruíz, 1990; Feijóo, 1982; Bravo-Villasante, 1982; Franco-Lao, 1970). Десима также проникла в музыкальную народную культуру континента: например, традиция balona в Мексике (Mendoza, 1957); seis, пуэрториканский стиль импровизации в десиме (Hernández, 1993); также об этом писал Aretz (1980) в своём этномузыкальном обзоре. Сегодня десиму поют в Луизиане выходцы с Канарских островов, иммигрировавшие в этот штат в конце XVIII века (Armistead, 1992), а также у десимы сложилась длинная история вдоль границы Техаса и Мексики (Paredes, 1993).

Развитие десимы на Кубе

Десима проникла на Кубу через театр, церковь и стихи фермеров-иммигрантов, ковбоев и погонщиков мулов. Ученые обнаружили на Кубе опубликованные десимы, датированные 1762 годом (López Lemus, 1989). Эспинела вскоре приобрела доминирующее влияние над другими популярными испанскими формами, как, например, любовной песней, которой, как и corrido (народной балладе), предстояло стать очень популярной в Мексике (Vitier, 1970). Испанский литературный критик Менендес-и-Пелайо сообщает, что фармацевт из Санта Клары José Surí y Aguila (1692-1762) использовал десиму не только в своих импровизациях во время церковных процессий, но и выписывал в этой стихотворной форме рецепты (Ortiz, 1985).

Крестьянский поэт Francisco Pobeda (1796-1881) 2У «Сальсы по-русски» имеется в наличии электронная книга на испанском языке, посвященная этому поэту сыграл ключевую роль в становлении так называемой литературы guajiro (появившейся в крестьянской среде, в противопоставление иберийской литературе). Хуан Кристобаль Наполес Фахардо (1829-1862), известный как El Cucalambé, более литературный поэт, развил этот националистический тренд в национальное движение (Vitier, 1970). С 1966 года в Лас-Тунас, родном городе El Cucalambé, проводится недельный культурный фестиваль, на котором особое внимание уделяется десимистам со всего испаноговорящего мира (Fernández, 1993).

El Cucalambé - проводник гуахиры, в которой основа - десима

Главный проводник десимы на Кубе — это жанр punto сubano, сформировавшийся в том виде, в котором он существует сейчас, во второй половине XIX века (Manuel, 1990), когда в то же самое время El Cucalambé возрождал традицию десимы. Пунто — самобытный стиль с канарскими чертами, такими как «зажатый вокальный тембр… использование вокальных украшений и атональных вкраплений…, который отличается от традиционного темперированного строя» (Linares, 1991). Наиболее часто используются фригийский лад (tonada española) и миксолидийский лад (León, 1985). Эти особенности делают звучание пунто довольно грубым и фальшивым для неподготовленного уха. Инструментовка может меняться, но обязательно используются гитара и лютня.

Ритмический рисунок пунто всегда 3/4, характеризуется «адаптивностью, что даёт бóльшую свободу выражения, следуя просодическим изменениям интонации текста», ещё одна карибская черта (Linares, 1991). Этот стиль называется punto libre и наиболее распространён на западном побережье Кубы. Другие варианты пунто узнаются по устойчивой пульсации, множеству синкоп и полиритмии. Так, например, в провинциях Камагуэй и Лас-Вильяс к таким вариантам относятся punto fijo (неизменный), punto cruzado (перекрещенный) и punto el clave (в клаве). В центральной провинции Санкти Спиритус, где табаководы с Канарских островов жили бок о бок с чернокожими рабочими плантаций сахарного тростника, распространено punto coreado, для которого характерны гармонизированное пение в дуэте (поэтому здесь нет текстовой импровизации) и бóльшая зависимость от перкуссии.

Пунто и десима как раньше, так и сейчас исполняются на общественных мероприятиях (guateques) и специальных конкурсных выступлениях (canturías). Когда-то пунто сопровождал испанский танец сапатеадо (zapateado), напоминающем чечётку, который сейчас исполняется только фольклорными труппами (Linares, личная беседа).

Мелодии пунто кубано очень старые и часто ограничиваются несколькими вариациями одного единственного мотива, который может повторяться (с импровизацией партии лютни) часами, пока музыканты и соревнующиеся дуэты десимистов передают друг другу право слова (Antolitia, 1984). Большинство исполнителей уважает традиции, например, дважды повторять первые две строчки десимы или делать паузы с определённой периодичностью, и иногда лютнист подхватывает мелодию, чтобы помочь певцу. Ритму или биту в музыке дана полная свобода (по крайней мере, в punto libre); певцы также обладают достаточной ритмической свободой во время инструментальных проигрышей. В любом случае в пунто фокус направлен не на удовольствие от музыки; это демонстрация мастерской импровизации поэтов с помощью controversia (спор) в виде чередующихся эспинел, в котором песня каждого поэта начинается с последней строчки песни соперника (пример можно найти у Che Cerballo в Randall, 1979) и pie forzado (буриме), где поэты сочиняют импровизированные эспинелы, которые заканчиваются восьмисложной строкой, предложенной кем-то из аудитории. Литературные примеры можно найти у Hernández и Otero (1982). В прекрасном фильме «Routes of Rhythm» (реж. Howard Dratch и Eugene Rosow, Cinema Guild, 1990 3ссылки на три части этого фильма на Youtube, eng: ч1, ч2, ч3) есть пример controversia в сельской canturía (монотонное пение).

6 views

Достаточно высокий уровень образования в сельской местности на Кубе, а также свободный доступ к публикациям и поэтические мастер-классы создают условия для высоких стандартов в поэзии (Leiva, личная беседа). Кубинские десимисты отказываются от легкодостижимой рифмы на созвучии (ассонанса) в пользу истинной консонансной рифмы (аллитерации) (Orta, 1990), при этом они используют множество литературно-поэтических приёмов. Поэты продолжают сочинять и публиковать десимы, пожалуй, чаще, чем другие поэтические формы, и на Кубе, где всё в дефиците, легко найти тоненькие сборники десим. Многие поэты побеждали на национальных конкурсах, посвященных десиме.

Десима также преобладает в коммерческой и массовой культуре. Североамериканские звукозаписывающие компании, например, RCA Victor и Columbia, начали записывать и распространять записи десимы на Кубе ещё в самом начале XX века, а рекламщики использовали эту форму для продвижения товаров на радио, а позднее и на телевидении. Популярное радио шоу «Controversia del saber» («Соревнование в эрудиции») состояло из вопросов и ответов в форме десимы. Регулярные трансляции программ, где присутствует десима, продолжаются и сегодня; например, в популярном телевизионном шоу в прайм-тайм «Palmas y cañas» всё построено вокруг традиционной campesino controversia и показывает смешного «профессора», который даёт советы страдающим от любви в форме импровизированных эспинел. Часто проводят живые выступления и конкурсы; я слышал о двух-трёх еженедельных мероприятиях в Гаване. Иногда десиму можно найти даже в интернете (см. новостную группу в usenet soc.culture.cuba). Новые десимы исполняют и публикуют в таких распространённых стилях, как сон монтуно и меренге; у выдающейся кубинской группы, поющей в жанре а капелла, «Vocal Sampling» на диске «Una forma más» (Sire Records, 1995) есть три оригинальные десимы.

Десима и афро-кубинская традиция

Пунто кубано появилось в то время, когда крестьяне-гуахиро (зачастую они были выходцами с Канарских островов и занимались фермерским хозяйством, разведением скота и выращиванием табака) были социально, экономически и географически отделены от афро-кубинцев, которые работали на плантациях сахарного тростника и в городской торговле. Как же тогда так получилось, что десима занимает такое заметное место в текстах румбы, которая является фундаментальным афро-кубинским творением, сочетающем в себе испанские вокальные стили, гармонии и мотивы с полиритмическими ансамблями барабанов Западной Африки и бассейна реки Конго?

Chan (Juan Campos Cárdenas), очень уважаемый румберо, рассказал мне, что десима в румбу колумбию пришла из музыки «campesino» (крестьян), т.е. из пунто, и что одни и те же певцы могут исполнять как пунто, так и румбу. Также он добавил, что румберос нечасто поют десимы в присутствии десимистов, «потому что те могут подумать, что румберос их высмеивают» (личная беседа с Chan). Jesús Orta Ruiz указывал на относительно недавнее появление десимы в афро-кубинской музыке, ссылаясь на волну миграции в город из сельской местности, произошедшую в начале XX века, когда крестьяне стали жить бок о бок с городскими афро-кубинцами в соларах в Гаване (Orta, личная беседа).

José Luís Gómez, завсегдатай мероприятий «Sábado de la rumba», которые организовывал Rogelio Martínez Furé в Гаване в 1970-х годах, развил идею ассимиляции десимы в результате миграции. Он объяснял, что в его родной провинции Санкти-Спиритус происходил свободный и открытый музыкальный обмен между белокожими исполнителями пунто и чернокожими крестьянами. В punto espirituado (термин Gómez) используются клаве, маленькие бонгос и botija (кувшин с коротким узким горлом) и чётко выдерживается ритм 6/8, если сравнивать с punto libre. Зависимость от ритма клаве делает эти песни, всегда десимы, лёгкими для исполнения у местных бродячих групп coro y clave, которые объединили белых и чёрных в этом маленьком городе. Ведущие музыканты были одинаково активны в группах coro y clave, punto и comparsas (местных маскарадных группах). И если румба сама по себе была в Санкти-Спиритус редкой, десима играла важную роль в музыкальном самосознании этих афро-кубинцев; а те, кто искали работу в провинции Матансас, находили, что ритм румбы колумбия особенно хорошо встраивается в их стиль десимы на 6/8. В Гаване, где чернокожих не брали в группы punto libre, guaguancó служило прекрасным средством выражения их песен coro y clave (Gómez, личная беседа).

Однако María Teresa Linares отвергает любую теорию недавней ассимиляции. Она говорит, что в документах, датированных 1830 годом, подтверждается, что, занимаясь домашними делами, афро-кубинцы пели llanto, раннюю форму пунто кубано, под аккомпанемент маленькой гитары (tiple) и гуиро, а их песни зачастую были десимами (Linares, 1995). В то же время афро-кубинцы, выходцы из Конго, использовали глагол decimar, что означает импровизировать в форме десимы. Румберо всё ещё используют термин decimar в отношении поэтической импровизации, даже если её форма технически — не десима (León, 1984).

Однако, есть вероятность, что невозможно провести чёткую линию усвоения культурного опыта. Афро-кубинцы могли столкнуться с десимой довольно рано; первые чернокожие (negros curros), привезенные на Кубу, попали туда не напрямую из Африки, а скорее из Севильи, где у них была возможность впитать испано-мавританскую культуру этого андалусского города (Alexis Pimienta, личная беседа). Также документально подтверждено, что эти чернокожие в XVII веке в Гаване пели испанские любовные песни, создав самобытную форму zarabanda, которая, как румба и сон веками позже, сочетала испанский текст и мелодию, отвечающую африканской ритмической эстетике. Эта музыка вернулась обратно в Испанию и стала популярной, к неудовольствию священников и поэтов, таких как Сервантес, Гонгора и Лопе де Вега (Carpentier, 1987). Так афро-кубинский музыкальный менталитет нашёл своё выражение в Испании времен Золотого Века.

Некоторые любители румбы предположили, что и десима по большому счёту имеет африканское происхождение, возможно даже мавританское. И всё-таки Fernando Ortiz отмечает, что африканские культуры, представленные на Кубе, придавали большое значение словесному мастерству и импровизации, но вот ритм, столь важный для десимы, не играет большой роли в песнях и поэзии африканских языков (Ortiz, 1965). И если афро-кубинцы были культурно склонны к достижению мастерства в десиме, то им пришлось приобрести новые навыки и эстетические ценности, чтобы добиться таких высот.

Чернокожие кубинцы не были единственными африканцами в диаспоре, кто ассимилировал стиль. Например, у афро-перуанцев есть своя традиция песенной десимы, и выдающимся представителем является Nicomedes Santa Cruz (см. пластинку Festejo peruano, Nicomedes Santa Cruz, Discos Pueblo, DP 1014 Mexico, 1975). С начала XX века десимы часто пели в группах coro y clave, организованных cabildos de nación africana (афро-кубинскими религиозными организациями) (Linares, 1995). Эти группы, для которых было характерно большое разнообразие ударных инструментов, могли включать в себя до 150 человек. Их десимы обычно сочиняли солисты, которых называли десимистами (decimistas) (Linares, 1974). В 1920-х годах (по крайней мере, в Гаване), когда эти коллективы преобразовались в coros de guaguancó, а позже в меньшие по размеру группы, исполняющие румбу, которые мы знаем сегодня, песни coro y clave превратились в новый стиль румбы (Linares, 1992).

Импровизированная десима некоторое время продолжала преобладать, но сейчас она редко встречается в традиции румбы. Сегодняшние румберо скорее будут импровизировать в форме рифмованных двустиший, в лучшем случае редондильи, в конце части montuno, нежели вставлять импровизированные десимы в куплет песни. Однако, в 1996 году я наблюдал controversia у кубинских румберо в Raza Park в Сан-Франциско. Это было уникальное мероприятие после пятнадцати лет наблюдения и участия в румба-джемах в Сан-Франциско, Калифорния. Все присутствующие были так же приятно удивлены, как я сам, и объясняли это всё идеальной погодой, большой и счастливой кубинской толпой, а также участием именно этих исполнителей, которые соревновались в необычно дружелюбной манере. Linares также говорит о том, что однажды была свидетелем импровизированной десимы на фестивале румбы в Матансасе (Linares, 1995).

В то время как термин «румба» можно условно использовать в отношении большого круга родственных жанров (Moore, 1995), фольклорная румба на Кубе — это джем-сейшн (или descarga), включающий в себя перкуссию, танец и песню. Её могут исполнять в театрах и записывать в студиях, но её сердце остаётся неформальным, коллективным и спонтанным. Это не древний африканский ритм или танец. Румба — исконно кубинская, рождённая под африканским и испанским влиянием (Acosta, 1991). Инструменты: три конги, клаве и palitos или guagua (барабанные палочки, которыми играют по корпусу барабана или джем-блоку). Специальные деревянные ящики (cajones) могут заменять один или несколько барабанов, а по факту кубинцы будут играть румбу на дверной коробке или кузове машины, если нет других инструментов. Могут использоваться кампана и shékere (шекере, большая тыква-горлянка, обтянутая сеткой из тяжёлых бусин). Мелодические или струнные инструменты не характерны для фольклорной румбы, хотя такие исполнители, как Los Papines, выпускали записи румбы с использованием подобных инструментов (для примера см. Homenaje a mis colegas, Vitral Records, 1989).

Преобладают три основных ритма, каждый сопровождается своим танцем: yambú, columbia (исторически ассоциирующиеся с Матансасом) и самый популярный guaguancó, появившийся в Гаване. В этих ритмах прослеживаются типично африканские черты: полиметрия, смещение акцентов на слабые доли такта и необходимость «чувства метронома» (Waterman, 1967). Поют обычно хор и меняющие друг друга солисты, которые соревнуются за право солировать и поддержать честь быть румберо и представителем своего близкого круга. Музыка и танец для румбы важнее, чем для пунто, но мастерство словесной импровизации, память на песни и тонкое остроумие так же важны для претендента в солисты, как соблюдение ритма клаве и чистый проникновенный голос.

Мое изучение более 100 румб на 10 фольклорных записях показало, что около 40% румберос используют десиму, в том широком смысле, в котором афро-кубинцы употребляют это слово. (В некоторых просмотренных записях нет десимы, и они не были приняты в расчёт). Большинство румб с десимами относятся к стилю guaguancó. Также в записях присутствуют и другие комбинации из 8 строк (например, куплеты, любовные песни и редондильи), но они кажутся слишком несоответствующими десиме, чтобы их можно было классифицировать хотя бы как открытую десиму. Во многих текстах, написанных белым стихом, вообще отсутствует рифма или выраженный размер, а в других соблюдаются непонятные схемы рифмовки и используются шестисложные строки. Для сравнения, анализ десяти пьес испанского Золотого века показывает, что лишь 6% стихов являются эспинелами; к редондильям и любовным песням относятся 38% и 34% соответственно (Alpern and Marte, 1939).

Большинство песен румбы, в частности в стиле guaguancó, выстраиваются по одной схеме: сначала вступление без слов, которое называется diana или lalaleo, наряду с чередованием и сочетанием сольной партии и дуэта, характерных для многих кубинских музыкальных стилей (linares, 1974). Иногда певцы добавляют вокальные украшения, которые называются floreos. Далее следует основная часть, inspiración, в ней солист может импровизировать. За ней идёт montuno, где хор повторяет фразу (estribillo или coro), а солист импровизирует короткими антифонными фразами (вопрос-ответ).

Песни румбы и вокальные стили, хитро завязанные на агрессивном ритме клаве в размере 4/44Здесь автор допускает неточность, так как запись клаве в 4/4 — это позднее явление. Изначально клаве записывалось (если вообще записывалось) в размере 2/4 (прим. СпР) и согласованные с импровизацией на кинто 5Кинто — самая высокозвучащая конга (прим. СпР), звучат совершенно отлично от мелодий пунто кубано. Одна мелодия румбы в минорной гамме, известная как «tonada de los presos» (арестантская мелодия), была, с определёнными вариациями, распространённой чертой во многих десимах в стиле guaguancó, начиная по крайней мере с 1940-х годов (Millán Rodríguez, личная беседа). Ещё одна характерная музыкальная фраза и стиль встречается только в румбе колумбии. Особые мелодии не играют ключевой роли. Chan рассказывал мне, что во время исполнения десимы в румбе певец может по ходу выбирать любую мелодию, если она согласуется с музыкальным размером.

Именно в части монтуно танец становится наиболее зрелищным, а когда певец прекращает импровизацию, вступает хор, и начинается соло на барабане, который как будто «переговаривается» с танцорами. Хорошие солисты могут «читать зал» (Freidman, 1978) и выбирать лучший антифонный материал, чтобы вызвать восторг аудитории и вовлечь танцоров и хор (Cook, 1982, Acosta, 1991, Antolita, 1984, Daniel,1995, Urfé, 1982, и многие другие).

  • 1
    приблизительный перевод на русский, без соблюдения десимы: «Как долго я ждал, чтобы спеть хорошую десиму в румбе и насладиться ее мелодией, рожденной во времена Кальдерона де ла Барка, в золотой век Иберии, где безраздельно правили кастельяно и ее величество — эспинела».
  • 2
    У «Сальсы по-русски» имеется в наличии электронная книга на испанском языке, посвященная этому поэту
  • 3
    ссылки на три части этого фильма на Youtube, eng: ч1, ч2, ч3
  • 4
    Здесь автор допускает неточность, так как запись клаве в 4/4 — это позднее явление. Изначально клаве записывалось (если вообще записывалось) в размере 2/4 (прим. СпР)
  • 5
    Кинто — самая высокозвучащая конга (прим. СпР)

Об авторе - Марат Капранов

Музыкант, сальсеро, переводчик. Редактор сайта "О сальсе по-русски".