Интервью с Gregorio «El Goyo» Hernández

goyo-rdlh1-e1503791087218.jpg

Эль Гойо с группой «Rumberos de Cuba», январь 2004 года, поет песню «Mayeya» вместе с Juan de Dios Rámos (Источник: Rumberos de Cuba Press Kit)

 Читайте по теме — Эль Гойо: краткая биография

Публикуем интервью Патрика с самим Мастером, взятое в августе 2005 года во время курса занятий Stage International в Турнае, Бельгия.

На этом курсе Гойо — рядовой преподаватель афро-кубинских танцев. Он рассказывает о том, как румба переросла из совершенно спонтанных тусовок в солярес в более организованное движение. Это произошло в начале 1950-х годов, когда  появились профессиональные группы, настоящие «агрупасьонес». Он также объясняет, почему же так важна первая коммерческая запись румбы «El Vive Bien», сделанная в 1956 году Альберто Заясом (Alberto Zayas) совместно с Grupo Foklórico (группа известна также как Lulu Yonkori). По словам Гойо, успех этой записи вдохновил на создание других групп — в частности, Los Muñequitos de Matanzas.

      El Vive Bien - Grupo Afro-Cubano de Alberto Zayas \"El Melodioso\"
текст песни (исп.)

Ay, en esta, en esta, en esta
Preciosa Habana León
Donde yo la conocí
La enamoré de una mañana
Y ella me dijo que sí
Yo le dije a ella así
Nosotros nos casaremos
Muy felices viviremos
En nuestro cuarto bendito
De un solo pan comeremos
Y con lo que tú trabajes
Yo podré comprarme un traje
Y los domingos saldremos

Y cuando te pongas bella
Y vengas de la cocina
Y me traigas la cantina
Y la sopa en botella
Te diré que eres mi estrella
Y que yo mucho te quiero
Tú vendrás con el dinero
De la primera mesada
Tú conmigo estás casada, mi amor
Lo tuyo me pertenece
Ven aquí todos los meses
Sin tocar del guano nada
Y al fin de la gran jornada
Dirás que yo soy muy bueno
Muy felices viviremos
Pero yo sin hacer nada
Coro: Sosa, so kere


ПАТРИК: Итак, я хотел бы, чтобы вы рассказали больше об истории старых групп, которые возникли следом за Clave and Guaguancó, которые, как вы мне сказали, были первыми.

ГОЙО: Да, первыми были Clave y Guaguancó. Первыми после того, как исчезли сoros de clave.

— Coros de clave?

— Сначала были сoros de clave и, позже, сoros de guaguancó. El Paso Franco, Los Rapidos Fiñes, Los Roncos — была масса групп, и я не могу их всех вспомнить, потому что это история, которой больше нет… Но было множество групп, которые исчезли в 1950-е годы.

— Они уже существовали с начала XX века…

— Да. Затем была сформирована Clave y Guaguancó. Они существовали то ли позднее, то ли в то же время, что и coros. Я не могу сказать точно, потому что дату рождения группы они называют со слов первого директора Flor de Amor. Нынешний директор Amado Dedeu спросил Flor de Amor о дате создания, и тот ответил: «Я точно не помню, но знаю, что это было когда-то во время Второй Мировой войны». И поэтому мы считаем, что это был 1945 год. Конечно, война не длилась всего лишь год. Так когда же это было? В ее начале, в конце? Так что они говорят — приблизительно в 1945-ом.

Позже, в 1953 году, и эта дата точная, Odilio Urfé основал Coro Folkórico Cubano. А затем, в 1956 году…

— Coro Folkórico записали диск, но позже, так ведь?

— Да, они записали диск под названием «La rumba y la conga». У меня есть аудиокассета с этой записью, и они там играют румбу и конгу. Но они говорят, что диск был выпущен на лейбле Gema, североамериканской фирме. Это была LP (долгоиграющая пластинка), и она не распространялась на Кубе. Мне кажется, из-за того, что Coro Folkórico не были уверены, что пластинка будет продаваться.

Фрагмент обложки "Guaguancó Afro-cubano" Panart LP-2055

Фрагмент обложки «Guaguancó Afro-cubano» Panart LP-2055

И что же сделал Andrés Castillo? Он был главой производственного отдела компании Panart (первого кубинского лейбла). В его власти было решать, как поступать. Он решил выпустить сингл — «El vive bien». И это был огромный успех [Senen Suárez считает ответственным за выпуск этой записи Ramon Sabát , владельца Panart — прим. ред.].

И что же случалось дальше? В те времена на Кубе было не так, как сейчас. Нынче, если ты хочешь продвигать песню, тебе нужно идти на радио, телевидение… А тогда тебе надо было сделать сингл и поставить его в проигрывающие автоматы. Ты сам делал свою запись. Ты шел на студию и уходил с диском в руках. Многие диски были плохими. Их просто обрамляли в рамочку, сделанную из палочек, и они оставались в таком виде.

Ты собирал вместе несколько друзей, покупал немного рома, и они ничего не платили тебе за то, чтобы записаться. Еще недавно на Кубе за официальную звукозапись просили всего лишь 10 песо в час. Так вот, если ты хотел записать что-то, ты собирал несколько друзей и говорил: «Давайте сделаем это!». И поэтому все начали создавать свои небольшие записи. И благодаря тем самым музыкальным автоматам сингл «El vive bien» стал хитом, «бомбой». Его играли во всех автоматах, а затем на радио и телевидении. Ну а после этого начали появляться другие группы, вроде Los Muñequitos de Matanzas.

— Но в записи Альберто Заяса принимали участие члены группы Coro Folklórico, так ведь?

— Да, часть этой группы принимала участие. Скажем так, секция этой группы.

— Maximino Duquesne был в Coro Folklórico…

Maximino Duquesne Martínez

Maximino Duquesne Martínez

— Да, Maximino — старый румберо, отличный румберо. Ты знаешь, его называют «El Moro Quinto» («Кинто — черная фасоль» (исп., Куба, прим. «СпР»). Тогда группа называлась «Lulu Yonkori». А позже, когда они записали LP, на нем уже было название группы «Coro Folklórico Cubano». Так что все эти группы начали образовываться, а затем потихоньку исчезать, потому что они мало записывались. Они вообще ничего не записывали. У тех же «Muñequitos» был период, когда они исчезли. Да, ты когда-нибудь слышал песню, в которой поется «De nuevo aquí tienen a Los Muñequitos…»?

Понимаешь, все эти группы начали вымирать в 1960-е. Fariñas (Pedro Celestino) был в Muñequitos, но ушел от них, потому что зарабатывал всего 150 песо в месяц, он переехал в Гавану… Как он мог остаться? И это при том, что у него было хорошее положение, он был в tres-dos. Мой друг Chacho (Ricardo Llorca), тоже игравший в Muñequitos, вынужден был уйти, потому что очень мало зарабатывал. И все те группы, которые тогда появились, начали постепенно исчезать: Los Hijos Buenos, Los Distintos, Los Principales, Los Tercios Modernos, Los Parragueños… никого не осталось.

Я пел в «Los Tercio Modernos», вместе с Juan de Dios [Ramos] «El Colo», Maximino Duquesne, José Antonio, Carlos Quinto и Miguelito сейчас живут в Чикаго, Zorrín больше не играет профессионально, Pipi сейчас в США… группа просуществовала примерно до 1961 года.

— Был момент, когда Muñequitos на какое-то время пропали…

— Да, и они вернулись с такой румбой:

«De nuevo aquí tienen a Los Muñequitos Ahora sí es verdad que aparacerion, aquí están.»

Эта песня — часть той истории. Ходили слухи, люди болтали всякое.

Примечание: Гойо ссылается здесь на песню Muñequitos «Oyelos de Nuevo» (Florencio Calle), которая была впервые записана в начале 60-х. 

      Oyelos de Nuevo - Los Muñequitos de Matanzas

Композитор: Florencio Calle
Жанр: Guaguancó
Пластинка: Los Muñequitos, «Congo Yambumba»

RUS

Однажды я покинул свой дом
В прекрасном расположении духа.
Но вскоре я был удивлен
Тем, что творилось вокруг.
Они здесь, Muñequitos вернулись!
Это истинная правда, они появились. Они здесь!
Приди и оцени их величие.
Они не боятся лжи,
Не удивляются оскорблениям.
Они здесь!
Muñequitos вновь вышли на улицу,
Давай, иди и сплетничай о чем угодно!

ESP

Un día yo salí de mi casa, de mi casa
Con la mente muy entretenida
Después yo fui el sorprendido
Con cosas que aquí se dan

De nuevo aquí tienen a Los Muñequitos
De nuevo aquí tienen a Los Muñequitos
Ahora sí es verdad
Que aparecieron
Aquí están
Venid para que aprecien su valer
Venid para que aprecien su valer
No le temen a la calumnia
Ni les sorprenden la injuria
Aquí estan

Coro:
Los Muñequitos en la calle,
Hablen habladores

Комментарий от patricio:

На сборнике Globestyle (1990), на оборотной стороне конверта пластинки (thanks to Yoyo once again), есть интервью с неопознанным участником группы Muñequitos (вероятно, по имени Diosdado Ramos), в котором он утверждает следующее: «Oyelos de Nuevo сочинил Juan Mesa приблизительно в 1961 (…) Juan Mesa написал эту песню, чтобы все знали, что Muñequitos по-прежнему вместе».

И вот, Amado Dedeu стал директором Clave y Guaguancó, и он все поменял. Эта группа сохраняла традицию.

— Вы имеете в виду традиции coros de clave и coros de guaguancó?

— Именно. И у них был тот самый стиль: они играли на ящиках (кахонах). И всё. Просто на ящиках. Были одеты во все белое и обуты в альпаргатас [эспрадрильи]. А потом этот стиль у них исчез.

Классические кубинские эспадрильи

13 views

Группа Clave y Guaguancó играет на ящиках ямбу [городской стиль кубинской румбы] в традиционном стиле, трансляция на Cuban TV, возможно, 1970-е.

— У меня дома есть их запись с тех времен, после того как они вернулись. Среди них были Agustín Gutiérrez, Miguel Angel «Aspirina» [Mesa], Chano, Chano of Malanga.

Группа Clave y Guaguancó, возможно, 1967 год

Группа Clave y Guaguancó, возможно, 1967 год

Группа Clave y Guaguancó, тот же снимок, но с подписью, где какой музыкант

— И в Мантансасе произошло то же самое, что и в Гаване? В Мантансасе тоже были свои группы?

— Нет, тогда в Мантансасе групп не было. Muñequitos de Matanzas сформировались в результате успеха Lulu Yonkori, которые потом стали называться Afrocuba de Matanzas. Ну и Folkloyuma, в Сантьяго-де-Куба.

(Примечание: Как правило, годом основания Los Muñequitos de Matanzas считается 1952 — прим.ред.)

— Folkloyuma — тоже старая группа?

— Да. Но все эти группы появились после Lulu Yonkori. Смотрите, единственная группа, которая выдержала испытание временем, с трудом, но выдержала, была Clave y Guaguancó. Их признали культурным наследием, так же как и Coro Foklórico Cubano. И они начали получать гарантированную стабильную зарплату.

Odilio Urfé работал с этими группами, но скоро ушел работать в туристические места вроде «Sans Souci», «Tropicana», у него было достаточно связей, чтобы туда попасть. Я помню шоу «Van Van Iroko», которое шло в 1956-1958 годах в «Sans Souci». Огромное количество самых лучших уличных музыкантов начали работать в такого рода шоу. Это было самой лучшей работой, которую только могла получить группа, с гарантированной зарплатой.

 Ignacio Piñeiro, Marina Sánchez, Estela Rodríguez & Ana María García после шоу Национального Народного Хора (Coro Folklorico Nacional) в 60-е. (Credit: Liner notes, Coro Folklórico Cubano, "...en un solar habanero," EGREM CD 0424)

Ignacio Piñeiro, Marina Sánchez, Estela Rodríguez & Ana María García после выступления «Национального народного хора» (Coro Folklorico Nacional) в 60-е. (Источник: Статья из буклета, Coro Folklórico Cubano, «…en un solar habanero,» EGREM CD 0424)

Так делал Emiliano Sanchez и… ушедшая от нас Estela Rodríguez, не помню их всех, старею и забываю имена! Группа Romay Sisters [Mercedes and Juanita], Marina [Sánchez] (1920-2002) играли на саксофоне в Anacaona и затем перешли в Coro Folkórico. Потому что Odilio Urfé, господин Odilio Urfé, всегда давал им работу, возможность зарабатывать деньги.

— А те люди, которые прославились в США, такие как Julito Collazo или Mongo Santamaría, они тоже были знаменитыми румберос?

— Да, но эти люди… смотри, кубинская фольклорная румба возникла на Кубе задолго до того, как появилась в США.  И те люди, которые уехали в Штаты, уже были хорошо известными тимберос здесь, на Кубе.

— Mongo записал один из первых кубинских фольклорных дисков с Штатах, на котором был лишь один трек с румбой. Затем он записал второй диск в 1955 году, который назывался «Changó» (LP Tico 1149), диск был переиздан в 1978 году под названием «Afro-cuban Drums & Chants» (LP Vaya 56), где было уже четыре румбы. Затем в 1960-х он выпустил третий альбом — «Bembé» (LP Fantasy 8055), и переиздал его в качестве сборника (вместе с альбомом ча-ча-ча) под общим названием «Наш человек в Гаване» («Our Man in Havana»). В нем есть такая румба:

El agua límpia, límpia, límpia todo
El agua también límpia la lengua
de la gente

Вы знаете эту песню?

— Не знаю. Но знаю, что Mongo был очень успешен там, я встретил его в 1980, когда он приехал на Кубу. (Слушает запись «Para Ti Colega»)

— Это старая запись… Не из альбома «Bembé», но…. должно быть, более поздняя. Я не знаю, кто это играет.

— Видишь? На этой записи есть хор.

— Хм?

— Песню поет хор. Не один голос, а хор. Это и есть влияние первых coros de guaguancó.

— Итак, после 1960 эти группы стали записываться снова. В 1970-е Muñequitos вернулись?

— Ну, на счет Muñequitos… точную дату их возвращения я тебе не скажу. Но знаю, что они вернулись, и история этого такова.

Говорят, что был некий парень по имени Lorenzo Martínez [композитор «Los Beodos» — прим.ред.], тот самый, который был «мотором», отвечал за все, но… Virulilla был жестянщиком [на самом деле, электриком — прим.ред.], и он вернулся к этой работе… Goyito Seredonio [?] умер, и был еще Diosdado, он стал директором. В те времена он был очень молод, когда присоединился к группе, он добавил пару танцоров. И тогда Odilio Urfé тоже включил в свою группу пару танцоров.

— И еще вы упоминали, что Muñequitos сформировались после прослушивания пластинки «El vive bien».

— Эта запись вдохновила их на создание своей собственной группы.

Los Muñequitos de Matanzas, c. 1956(?)

Los Muñequitos de Matanzas, около 1956

— Кто входил в первый состав Muñequitos?

— Если вы меня просите назвать всех поименно, то я вряд ли смогу это сделать. Там были Ernesto Torriente, Juan Bosco [Mesa], Saldiguera [Esteban Lantrí], Virulilla [Hortensio Alfonso], Goyito Seredonio [Gregorio Díaz], Angel Pelladito, «Chachá» [Esteban Vega]…

— Florencio Calle?

— Florencio Calle, директор «Catalino», всего их было восемь человек.

— И они начали сочинять? Кто именно?

— Румбу? Нет, парень, песни уже были написаны.

— Все песни?

— Все это уже было до них. Единственным, кто сочинял румбу специально для записи, был Alberto Zayas. Но в то время, в 1950-х, необязательно было сочинять румбу для своих альбомов. Потому что на Кубе в 50-х румба звучала на улице ежедневно. Каждый день и каждую неделю там была румба. Потому что румбу играли просто так.

— В смысле, румбу играли во многих местах?

— Я имею в виду спонтанно, без размышлений, типа: «Эй, привет, как дела? Ты уже слышал новую румбу Дядюшки Тома?» — «Какую именно?» — «Ту, где поется «Los cubanos son rareza…»». Подходит еще один парень, берет клавес и бум! бум! Тут же появляются кахоны — вот тебе и румба! Все было приблизительно так, ведь были места, в которых каждую субботу играла румба. Раньше я ходил в Arroyo Nuevo [муниципалитет в 5 км к югу от 10 de Octubre и Santos Suárez]. Я знал, что у Кальдерона каждое воскресенье играет румба. Я жил в El Moro, так что мне нужно было идти через Luyanó, где жили Кальдеронес. Или, если не там, то в соляр El Marinero. Была куча мест, где румбу играли каждую неделю.

— И в знаменитом соляре «La Cueva del Humo»?

— La Cueva del Humo — это не соляр. La Cueva del Humo — глухая окраина. Такая же, как Las Yaguas. Это не соляр. Тогда было три таких вот района в Гаване. La Cueva del Humo, Las Yaguas и Isla de Pinos. Очень бедные районы… люди там жили в лачугах с земляными полами, без ванных, без ничего. У меня дома есть фильм «De cierta manera» (реж. Sara Gómez, 1974) [в фильме показано, какой там была жизнь в те годы].

Были такие фразы в те времена… На Кубе всегда существовал особый стиль приветствий простого народа: «¿Qué volá, asere?», «No, aquí, de cierta manera, (ну, помаленьку)». И после этого: «Налей-ка мне, no hay má’ na´…» («тут больше ничего не осталось…»). Вот так обычно говорят на улицах. О женщинах, например. В одной румбе были такие слова:

Soy cubano y quiero a cuba
y muero por mi bandera
y te canto guaguancó
de la región matancera
La Habana es la cabecera
Como capital bendita
En ella se encuentra todo
Lo que Uds. necesitan
Desde un pollo zalamero
que le alegre el corazón
desde el alto magistrado
que dirige la nación

Слышал ее? Там поется «un pollo zalamero», это тебе о чем-то говорит?

— Не знаю…

— «Pollo zalamero» — так называли женщину, что-то вроде «ух ты, какая потрясная цыпочка!» «Прекрасная женщина!». Потом стали говорить «aleja», затем «jeba», а теперь — «mango». «Видишь вон ту манго?». Это распространенный сленг. В общем, фильм «De Cierta Manera» показывает ту эпоху. Люди говорили: «Ну что, как дела?» «Ну, помаленьку.» И эта фраза стала названием фильма.

Но так говорили в те времена, когда Революция занялась приведением в порядок этих окраин. Тогда начали давать людям дома. И помаленьку менять образ мыслей. Это было давно. И в том фильме вы сможете увидеть какие-то кадры Las Yaguas, его съемки в те времена. В те дни было три похожих района: La Cueva del Humo, Las Yaguas и Isla de Pinos, которые, как говорят, были как раз между фабриками Castiva и Cristina. И Las Yaguas в Luyanó. Там я и жил.

— Спасибо.

— К вашим услугам.

Перевод на русский язык: Anna Lejon, август 2017 г.
Редактура: Капранов Марат
Источник: https://esquinarumbera.blogspot.ru/2006/12/interview-with-gregorio-el-goyo.html

FavoriteLoading В закладки!
  • 9
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    9
    Shares

Об авторе - Anna Lejon

Профессиональный журналист, супруга легендарного Вадима Алексеенко, ученого, организатора первых сальса open-air в Санкт-Петербурге (на Соляном).