Мамбо на 2: рождение новой формы танца в Нью-Йорке

mambo-on2.jpg

Сидни Хатчинсон, 2004 г.
Перевод: Зинаида Сидорова, специально для «Сальса по-русски».

Абстракт

 

В то время как нью-йориканские музыканты стремились выработать уникальный звук мамбо и сальсы Нью-Йорк, ньюйориканские танцоры с не меньшим упорством творили новую форму танца. Этот танец, известный ввиду своего отношения к клаве как мамбо (или сальса) «на 2», является первой в своём роде чисто североамериканской формой уличного латинского танца на Восточном побережье. Эта работа прослеживает весь путь развития мамбо Нью-Йорк от зарождения на танцполе Палладиума через годы сальсы и хастла и до настоящего времени. Современный период характеризуется усиливающимся ростом, коммерциализацией, стандартизацией и смешением с другими современными танцевальными направлениями, как, например, хип-хоп. [Ключевые понятия: сальса, мамбо, хастл, Нью-Йорк, Палладиум, музыка, танец]

Аннотация

И хотя развитие сальса музыки в Нью-Йорке вызывало большой научный интерес, академики, тем не менее, практически не рассматривали танец, который её сопровождает. А танцоры сальсы, напротив, уделяют вопросу много внимания, активно изучая историю этой формы искусства, попутно создавая коллективную теорию танца. Они прекрасно понимают, что сальса — это танцевальная музыка, которая не могла бы существовать без поддержки танцоров; даже великий Тито Пуэнте приписывал взлёт популярности музыки мамбо, ближайшего предшественника сальсы, «взрывному» эффекту танца, заявляя, что

«…без танца музыка не может быть популярной».

(Feuerstein: «Tito Puente»).

Музыковед-фольклорист Marisol Berríos-Miranda отмечала: «Процесс танца аналогичен процессу создания музыки в том плане, что он связан с определённым местом и культурой» (2002: 44): другими словами, как вырабатывались стили сальса-музыки в Колумбии, Пуэрто-Рико и Венесуэле, то же происходило и с местными разновидностями танца. Поэтому неудивительно, что в Нью-Йорке, в котором родилась сальса и который дал благодатную почву для творчества,  неизбежно возник свой уникальный стиль сальса-танца. А вот удивительно то, что многие не осведомлены об истории, творческой составляющей мастерства и тонкостях танцевания сальсы и мамбо Нью-Йорк.

Сальса широко известна как танец ночных клубов, но ньюйоркцы превратили его в вид чистого искусства. Многие танцоры в Нью-Йорке предпочитают называть свой танец «мамбо», а не «сальса» согласно часто повторяемому выражению Тито Пуэнте: «Сальса – это соус к еде. Вы едите сальсу. Вы её не слушаете» (Loza 1999: 41). Далее они ещё точнее очерчивают жанр, называя его именно «мамбо на 2», ссылаясь таким образом на музыкальный бит, выделяемый в базовом шаге. Большинство танцоров сальсы повсеместно — от  Пуэрто-Рико до Кубы и от Колумбии до Лос-Анджелеса или Лондона — начинают танец с шага назад на счёт раз или три, сразу же меняя направление движения, и делают два шага вперёд (см. схему «Клубная сальса»). Танцоры «на 2» делают «брейк», или меняют направление, на счёт два1.

Angel Rodríguez, основатель Razz M’Tazz dance company, с автором после недавнего выступления в Пуэрто-Рико. Фотография из коллекции автора. Публикация с разрешения Sydney Hutchinson.

Здесь и далее: условные обозначения на схемах шагов:

 

Чёрные следы обозначают неактивную стопу (без движения).

Серые следы – активную стопу.

Белые следы – предыдущее положение активной стопы.

Цифра внутри – на какой музыкальный счёт происходит движение.

И если на первый взгляд может показаться незначительной деталью, на счёт раз, два или три делать шаг, для танцующих Нью-Йорк эта разница колоссальна. Они уверены, что танец на два обеспечивает чёткое следование клаве, ритмическому ключу  сальса-музыки2 (Carlo 2001; Bello: «Salsa music»). Ещё они чувствуют, что их счёт обеспечивает стиль и технику более высокого уровня, и называют стиль Нью-Йорк более «расслабленным» и «вязким» (Espinoza «What’s up»). А на самом деле многие танцоры «на 2» не могут или не хотят танцевать с теми, кто танцует на раз или три (Navarro 2000). Когда танцоры говорят о своём «обращении» или «инициации» в стиль «на 2», рассуждения иногда достигают уровня религиозных дискурсов (см. Bello: «How Mike»; Silverio 2002); многие видят свой переход к этому стилю как опыт, полностью изменивший их жизнь. И даже в этой уже очень узкоспециализированной группе ведётся спор о том, как «правильно» танцевать «на 2». Поддерживаются два основных метода:

Первый — Эдди Торреса, который начинает на счёт раз, но делает брейк на два.

Второй — Анхеля и Эдди Родригес из Razz M’Tazz Dance Company, которые начинают двигаться и делают брейк на два (см. схемы «Бэйсик Razz M’Tazz on2» и «Бриллиант» на счёт Razz M’Tazz).

Так как мамбо «на 2» развивали и танцевали преимущественно пуэрториканцы, живущие в Нью-Йорке, то это направление определённо ньюйориканский танцевальный жанр. (Я использую термин «ньюйориканский», чтобы отличить представителей пуэрториканской диаспоры, которые родились и выросли в Нью-Йорке, от тех, кто вырос на острове). Оно качественно отличается по ряду критериев как от кубинских и бальных танцев-предшественников, так и от других стилей сальсы, которые сейчас танцуют на Западном побережье, в Латинской Америке, и даже от танцоров Нью-Йорк любительского уровня. Кроме необычной системы счёта есть ещё несколько признаков, отличающих мамбо Нью-Йорк от других стилей сальсы или мамбо.

Во-первых, его стилистические признаки. Танцоры Нью-Йорк (и молодое, и старое поколение) придают большое значение сложному футворку, состоящему из шагов с определёнными названиями, так называемых «shines»3. Этот признак практически полностью отсутствует в стилях Западного побережья, Мексики, Кубы и Южной Америки. Вращения и повороты, большинство из которых тоже имеют названия, продолжительнее, сложнее и обычно быстрее, чем те, которые делают в других направлениях сальсы. Мамбо Нью-Йорк, в прошлом, было более показным, чем другие стили: танцоры Нью-Йорк отдавали предпочтение скорее амплитудным движениям рук и драматичным позам, нежели едва заметным движениям корпуса, характерным для других популярных латиноамериканских танцев, таких как кубинский сон или колумбийская кумбия. Хотя молодые танцоры в какой-то степени меняют эти предпочтения. Кроме того, даже во время быстрых песен танцоры Нью-Йорк сохраняют чувство расслабленности благодаря тому, что делают шаг, скорее, с опозданием, чем непосредственно в долю4.

Во-вторых, у танцоров Нью-Йорк наблюдается невероятная преданность своей форме искусства, вокруг которой они создали целую субкультуру. Танцоры «на 2» причисляют себя к артистам, «серьёзным танцорам», которые «тяжело трудились, чтобы овладеть этим сложным танцем» (Shaw and Silverio: «Directory of on 2»). И действительно, достижение профессионального уровня требует огромных вложений времени и денег: на годы обучения, на костюмы и туфли, на клубы и регистрационные сборы на соревнованиях, на поездки на большие танцевальные мероприятия. Даже начинающие танцоры должны посещать двух-трёхчасовые классы до трёх раз в неделю. Преподавание идёт по определённой программе или систематизированному списку шагов, специально составленным каждой из школ. Глубокая привязанность танцоров «на 2» всех уровней к своему стилю привела к формированию сплоченного сообщества «на 2» в Нью-Йорке, которое поддерживает связь через множество сайтов, продвигающих этот стиль (например, www.salsaweb.com, www.salsaroots.com, www.planetsalsa.com, www.salsanewyork.com и сайты танцевальных школ), онлайн обсуждения и ежемесячные мероприятия, называемые «socials». На ученическом уровне это сообщество сформировано ньюйоркцами всех этнических групп. На профессиональном — преимущественно пуэрториканскими ньюйоркцами. Диджеи5 стараются угодить им, а владельцы ночных клубов создать особые условия в плане музыки, напольного покрытия и освещения, чтобы привлечь танцоров «на 2» (Navarro 2000; Esinoza «Club Owners»).

Также, танцоры Нью-Йорк обладают уникальной динамикой, которая допускает обмен между улицей и сценой, и практикуют стиль, находящийся где-то посередине между двумя этими областями. Называть стиль или движение «уличным» или «бальным» — спорная  затея в сальса/мамбо мире. И хотя для танцоров бальных танцев термин «уличный» может звучать пренебрежительно и использоваться в отношении танцоров-самоучек, то для танцоров сальсы/мамбо тот же термин несёт уже положительное значение. «Уличные» движения возникают органично, от «народа», тогда как «бальные» часто считаются искусственными и неаутентичными. Из-за этого танцоры «на 2» занимают неустойчивую позицию и должны всё время искать баланс между двумя этими категориями, чтобы достичь своих художественных целей, сохраняя при этом «аутентичность». Сложная техника и высокий уровень зрелищности предельно чётко отделяет танцоров «на 2» от «уличных» или «клубных» танцоров, но этот стиль очень много берёт от «улицы». И если сложно представить, что «уличный» фокстрот или вальс может повлиять на конкурсные программы в бальных танцах, то именно такая ситуация сложилась в мире сальсы/мамбо. Многие танцоры берут движения, которые они увидели в клубах или узнали от друзей и родственников, и адаптируют их для сцены; а также большинство стараются сохранить чувство расслабленности и импровизации, характерное для «уличных» танцев.

И наконец, акцент на счёте и ритме рождает уникальные отношения танцоров Нью-Йорк с их музыкой. Танцоры на «на 2» осознают, что их танцевальный стиль требует определённой музыки, а именно классической сальса dura («олдскульный» стиль, возникший в 1960-70х годах в Нью-Йорке) в классическом ньюйориканском стиле, который характеризуется отчётливыми, повторяющимися паттернами перкуссии и проигрышами с более интенсивным ритмом (Berríos-Miranda 2002). Преподаватели «на 2» призывают своих учеников слушать характерные ритмические рисунки; танцоры часто ведут долгие и детальные обсуждения определённых песен и ритмических рисунков на сайтах, посвященных этой теме6. Такие рассуждения привели к формированию, так сказать, коллективной теории танца, слишком обстоятельной, чтобы подробно её разбирать здесь. Эта теория объясняет их видение того, как танец переплетается с музыкой.

Мамбо Нью-Йорк заимствует многочисленные традиции других американских танцев: от джаза, свинга и хастла до чечётки и бальных танцев. В самом танце присутствуют свидетельства контактов с каждым из этих стилей. Он представляет собой смесь всего со всем: повороты и линейная композиция из хастла (хастл — разновидность «slot dance», где движения совершаются вперёд-назад по прямой линии), бальная терминология, свинговые трюки и поддержки, чечёточные «shines», джазовые руки и футворк, бродвейская театральность. Афро-кубинский танец также сыграл свою роль в формировании этого стиля: базовый шаг напоминает кубинский сон, а ещё танцоры «на 2» часто используют стайлинг из румбы. Но тем не менее, если рассматривать мамбо Нью-Йорк как единое целое в том виде, как его танцуют сегодня, то это несомненно ньюйориканское творение, «основанное на ньюйориканском опыте» (Rodríguez 2003). Как объясняет Анхель Родригес из Razz M’Tazz, самыми влиятельными танцорами мамбо раннего периода были нью-йоркские пуэрториканцы, и их главным вкладом было смешение элементов из самых разных танцев, с которыми они встречались, в одно неделимое целое. Эта культурная смесь может рассматриваться как выражение межкультурного жизненного опыта пуэрториканской диаспоры.

Можно найти много стилистических и практических параллелей между музыкой сальсы Нью-Йорк и соответствующим танцем. У них одна история: оба произошли от кубинских ритмов, которые живущие в Нью-Йорке пуэрториканцы привезли туда, переняли, адаптировали, переосмыслили и представили в новом свете. Ньюйориканскую сальса-музыку легко отличить от её кубинских предшественников по более выраженным партиям перкуссии и трубы, «агрессивным аранжировкам» (Waxer 2002), использованию традиционного пуэрториканского мелодического материала, зажигательным ритмам (Berríos-Miranda 2002) и эклектичному использованию широкого круга афро-карибских танцевальных ритмов (Quintero Rivera 1999). Танец сальса/мамбо Нью-Йорк можно отличить от кубинского и других региональных стилей по ритмическим особенностям, театральности презентации, более широкому набору сложных поворотов и вращений, фокусу на футворке и смешению движений разнообразной этнической принадлежности. И если сальса-музыку давно выделяют за её «преодоление географических и культурных границ» (Waxer 2002), то танцевальный стиль «на 2» ещё только начинает глобализацию с помощью инструкторов из Нью-Йорка, которые привозят свой танец в Лос-Анджелес, Чикаго, Италию, Францию и Японию. Объединяющая, глобализирующая сила сальса-танца была основной темой международного сальса конгресса в Пуэрто-Рико в 2003 году. Программа дня открытия этого недельного мероприятия гласила:

Несмотря на языковую разницу, танец стал новым общим средством коммуникации по всему миру… Сальса объединяет мир и международный сальса конгресс — лучшее этому доказательство. Есть ли для нас лучший способ общения, чем танец? (Delgado 2003).

В этой статье я кратко передам историю мамбо «на 2» в Нью-Йорке в трех поколениях танцоров. Я расскажу о связи развития танца и музыки мамбо и сальсы в Нью-Йорке. Как и ранее, я буду использовать личные беседы и связи, информацию с вебсайтов танцоров, так как они являются важным средством коммуникации для сообщества «на 2». Джон Сторм Робертс утверждает, что «мамбо больших оркестров [было] первым чисто североамериканским латинским стилем [в музыке]» (Roberts 1999). Это утверждение верно, если мы добавим «карибского происхождения» или «на Восточном побережье», чтобы провести различие с уникальной музыкой мексиканских американцев на Юго-Западе. Моё исследование мамбо «на 2» в Нью-Йорке покажет, что этот танец — первый исключительно северо-американский стиль танца, созданный латиносами Восточного побережья, в особенности ньюйориканским сообществом.

  • 31
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сноски   [ + ]

1.В течение полутора лет автор танцевала в составе Razz M’Tazz, танцевальном коллективе «на 2» под руководством Angel и Addie Rodríguez, а также она выступает с Matrix Mambo Madness под руководством Ivan Rivera. Последние 5 лет она является сальса инструктором. Многое в этой статье основывается на её личном опыте и наблюдениях как танцора в Razz M’Tazz и на участии в седьмом ежегодном Congreso Mundial de la Salsa в Сан-Хуане в 2003 году.
2.Клаве — это ритмическая концепция, пришедшая из афро-кубинской музыки. Это ритмический рисунок, состоящий из двух частей (обычно записывается в размере 4/4 или alla breve), одна с тремя ударами, другая — с двумя. Любая часть может играться первой, поэтому музыканты различают клаве 3-2 и 2-3 (танцоры обычно не различают).
3.Shines — это танцевальные украшения, исполняемые скорее соло, чем в паре, которые состоят из сложных, часто синкопированных шагов. Считается, что термин появился благодаря уличным чистильщикам обуви, которые исполняли степ за небольшую плату (Rodríguez, 2003).
4.Я делаю это заявление, основываясь на своём личном опыте. Переехав в Нью-Йорк, я каждый раз испытывала странное чувство, когда вставала в пару с танцором сальсы/мамбо, которые родились в Нью-Йорке. Я постоянно чувствовала, что наши шаги и повороты совершались не «в счёт», мне всегда казалось, что мы «опаздываем». Вскоре я поняла, что это происходило из-за того, что я делала шаг в начале доли, а мои партнёры — в конце. Описание этого феномена в джазовой музыке можно найти у Monson (1996).
5.Список был взят у Shaw & Silverio на www.salsanewyork.com/guide/song_list.htm
6.Часто статьи появляются на www.salsaweb.com, www.dancefreak.com, www.salsanewyork.com, www.salsacrazy.com и других.

Об авторе - Марат Капранов

Музыкант, сальсеро, переводчик. Редактор сайта "О сальсе по-русски".