Мамбо на 2: рождение новой формы танца в Нью-Йорке

mambo-on2.jpg

Заключение: от регионального прошлого к всемирному будущему

От афро-антильской kalenda колониальных времён до индо-тринидадской chutney наших дней, смешение музыки и танца разных культур и национальностей происходит на Карибских островах уже очень давно. Появление сальсы и мамбо в Нью-Йорке, являющихся сейчас культурным продолжением Карибских островов, можно рассматривать как ещё одно проявление этого нескончаемого процесса. С другой стороны, нью-йоркское мамбо «на 2» обладает уникальной географической идентичностью, а именно ньюйориканской. На протяжении всей истории жанра большинство сальса/мамбо музыкантов были пуэрториканцами, а нью-йоркские пуэрториканцы, естественно, наложили отпечаток на танец. Berríos-Miranda пишет: «Самый мощный способ ощутить сальсу «своей» музыкой — через танец» (2002); поэтому для многих ньюйориканцев, которые идентифицируются с сальса музыкой, сальса/мамбо Нью-Йорк «на 2» стала важным маркером идентичности. На уроках студентов учат слушать музыку именно по-пуэрторикански: слэп по конге на счёт два, что считается одной из причин танцевания «на 2», почти всегда есть в пуэрториканской сальсе, тогда как в кубинской сальсе этого удара в импровизации может и не быть (Berríos-Miranda, 2002). И всё же это всегда было той формой искусства, которая допускает и извлекает выгоду из этнического разнообразия. Это одна из её сильных сторон и одна из черт, которые делают её истинно нью-йоркской. Это по-настоящему локальная форма искусства, несмотря на то, что она распространяется по миру и перенимается новыми последователями.

Вероятнее всего, в будущем тенденция к ещё большему росту, смешению стилей и стандартизации техники продолжится. Сальса музыка и танец сальса/мамбо будут по-прежнему развиваться в одном направлении, ровно как сальса romántica и соответствующий ей стиль танца пойдут своим путём. Таким образом, тенденция к глобализации, начавшаяся с проникновения сальса музыки в Европу, Азию и Африку, вероятнее всего приведёт к дальнейшему распространению танца «на 2». Танцевальный стиль продолжит развитие и будет обогащаться формами, на первый взгляд ему не подходящими. Один танцор объясняет: «Когда вы двигаетесь от одной [формы] к другой, всё, что было просто модным поветрием, уходит, а оставшаяся суть становится более цельной» (Brown, 2003).

Современные тенденции включают в себя возврат к афро-кубинскому стилю, который пропагандирует инструктор  Frankie Martínez и его Abakuá Dance Company, комбинирование некоторыми танцорами счёта «на 2» и «на 1», а также попытки придать стилю налёт «уличности» через движения из хип-хопа и обычную одежду и обувь в противовес броским, ярким костюмам и высоким каблукам прошлого. И наконец, мамбо «на 2», кажется, готовится совершить прыжок от простонародной к общепринятой форме танцевального искусства, как в XX веке это произошло с афроамериканским джазом. Кстати, Эдди Торрес заявляет, что это его цель:

Я бы хотел увидеть, как [мамбо] признаётся классической формой искусства и танца наряду с балетом, джазом, модерном… И я говорю: «Должно быть, балет так начинался; должно быть, так начинался джаз. Они все с чего-то начинали». Поэтому я не остановлюсь, пока не пойму, что этот танец наконец-то там, вместе со всеми классическими танцами.

(2003)

Сосредоточенность танцоров мамбо на технике, тайминге и стандартизации делает возможным предположение, что мечта Торреса может скоро сбыться.

Что же касается теоретической стороны, то остаётся много работы по анализу танца сальса/мамбо. Например, автор этой статьи планирует в дальнейшем писать работы, связанные с танцем и локальными танцевальными стилями и сообществами. Хочется надеяться, что кто-то посчитает танец важной точкой преломления, через которую можно рассматривать культурные ценности, её (культуры) развитие и изменения, посчитает такой же важной, как музыку, в формировании и поддержании идентичности и целостности границ этноса или какой-либо другой группы. У танцоров в такой работе нет необходимости. Созданные ими прекрасные, элегантные движения рассказывают о ньюйориканской истории, культуре и художественных достижениях лучше, чем любая исследовательская работа. Эдди Торес спрашивает:

Знаете, почему этот танец уникальный? Потому что вы сегодня можете пойти в Нью-Йорке в какой-нибудь ночной клуб и протанцевать всю ночь напролёт, а назавтра пригласить своего друга посмотреть, как вы выступаете в Madison Square Garden. Как много танцоров могут это сделать?

(Torres, 2003)

Одинаково свободное в клубе, на улице или на сцене, мамбо — это живое, постоянно меняющееся искусство, последователи которого приспосабливают его под свои новые жизненные цели. В мамбо история делается каждый день.

Сидни Хатчинсон, 2004
Перевод: Зинаида Сидорова, 2020, специально для «Сальса по-русски»
Любая перепечатка только с указанием активной ссылки на публикацию на «Сальса по-русски». Коммерческое использование запрещено.

Centro Journal, осень, т. XVI №2
Центр пуэрториканских исследований Университета Нью-Йорка, с. 108-137

Список литературы

Список приводится в конце оригинального англоязычного файла. На наш взгляд, нет смысла перепечатывать этот список, а проще и удобнее предоставить доступ к оригинальному файлу PDF. Ознакомиться с файлом можно прямо здесь:

 

 

  • 83
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Об авторе - Марат Капранов

Музыкант, сальсеро, переводчик. Редактор сайта "О сальсе по-русски".