Короли, принцы и элита в Абакуа

2017-08-17_050929.jpg

Принц Archibong II, элита Эфик в Калабаре, XIX в., в полном облачении.

Calabar Mgbè №12

«Короли, принцы и другая элита в Абакуа», номер за 21 июня 2013

В регионе Кросс-Ривер «сообщество Леопарда» Экпе возглавляли вожди племен и короли. Лидия Кабрера (1958) задокументировала некоторые сведения, рассказанные старейшинами кубинского Абакуа:

Бекура вдохнул жизнь в прославленную ложу Nyíguiyí, объединенную благородной семьей Бекура, «цветком королевского величества», а само слово Nyíguiyí означает «аристократы». (Siro Nyíguiyí ekoria,ntenisún. Благородная семья. «Царственные».)

Еще один пример, описанный Кабрера:

Эфик также уподобляет Эфор (Nyimiyí) их аристократической ложе Uriabón, членами которой являются состоятельные люди, имеющие возможность заплатить за «игру» в дорогих костюмах Ireme. Здесь, на Кубе, ложа взяла имя Uriabón — как в Гаване, так и в Матансасе.

Титул Абакуа «Efí Méremo Obón Iyámba» — это ни что иное, как отсылка к «Королю» в Эфике, в Старом Калабаре. Люди Экпе в Калабаре соотносят это название с их предком Efiom Edem, Eyamba (т.е. лидер Ékpè) ложи Atakpa (в Абакуа эта ложа называется Natákua), чья деятельность датируется 1814-1834 годами. Он был известен как влиятельный и богатый торговец.

В конце 1700-х годов читать по-английски было обычным делом среди членов элитных семей Старого Калабара. В 1812 году король племени Обиоко по прозвищу «Честный Эйо» («Eyo Honesty») использовал английский алфавит для написания текстов на языке Эфик. Обученные грамоте Экпе повлияли на кубинских Абакуа, которые создавали манускрипты на собственном языке с описанием своих обычаев и истории. Из этих рукописей можно узнать о прибытии на Кубу королей Эфи Акамаро (Efí Akamaró) и Эфи Юмане (Efí Yumané). Оба высокопоставленных лица принадлежали к кабильдо (обществу взаимопомощи, основанному по национальному признаку — прим. пер.) карабали Апапа Эфи и принимали участие в рождении ложи Эфи Бутон в Регла в начале XIX века, первой известной ложи на Кубе.

Несмотря на то, что множество карабали было порабощено, их аристократическая идентичность поддерживалась внутри сообщества, согласно Кабрера (1958):

«Апапас» Эфор и Эфик на Кубе были рабами; кого-то освободили, но так или иначе все они были аристократами. Таким образом, рабы богатых и влиятельных рабовладельцев были коронованными особами (sic!), и теперь их судьба полностью зависела от их хозяев… Абакуа в те дни поддерживали рабовладельцы в Регле и Гуанабакоа, там, где родились первые ложи, а также в Гаване, и этот факт благоприятным образом сказался на истории Абакуа.

В начале 1800-х годов путешественники заметили, что большинство свободных чернокожих на острове, да еще и при деньгах, были карабали:

У каждого из них была банка [для хранения денег]. Карабали копили деньги. Они были бережливыми. Многие были богаты.

Среди освобожденных рабов преобладали именно карабали, «потому что они работали тяжелее, чем прочие, и были очень сплоченными».

В середине XIX века член Абакуа, креол по происхождению, Андрес Петит навсегда изменил историю Кубы, создав первую ложу для белых. У Лидии Кабрера (1958) мы находим анекдот о Петите:

Он был первым цветным, кто получил должность в муниципальном совете Гаваны. Петит смешался с белыми из высокого общества. Когда друг графа R. столкнулся в доме этого аристократа с Петитом, он спросил: «Кто пустил сюда этого мулата?» Смущенный граф ответил: «Дело в том, что он цветной господин!» Отсюда и пошла знаменитая фраза — «цветной господин».

О ложе для белых, названной Akanarán Efó, Кабрера писала в 1954 году следующее:

Среди белых Абакуа, инициированных Петитом, были люди из высшего общества, как и в наши дни. Военные чины и благородные господа в двубортных пальто. Люди со званиями, все эти «да, мадам», аристократия тех дней, сыновья графов и маркизов».

В 1910 году в ложе Абакуа Эфо Inyiguiyí Efó и ‘Chuchú’ Capaz стали первыми Iyámba. Capaz был членом муниципального совета Регла и начальником городской пристани. Под руководством «Чучу» Капаса Inyiguiyí создал семь подшефных лож — максимальное количество, которое могла создать одна родительская ложа. Их названия, в порядке хронологии основания:

  1. Kamaroró Efó
  2. Munandibá Efó
  3. Efóri Nandiba Mosóngo
  4. Muñóngo Efó
  5. Jeyey Munandibó Efó
  6. Obon Tánse
  7. Bekurandió Bekuran Sése.

Владелец клуба «Альмендарес», профессиональной баскетбольной команды, был членом Абакуа. В 1921 году «Чучу» Капас при поддержке Celestino Gaitan, Isunékue ложи Efí Etéte (Матансас) реформировал ложу Efí Embemoró. Кстати, именно Селестино поведал многое о культуре Абакуа Лидии Кабрера. В процессе реформирования близкий друг «Чучу» Капаса по имени Mario González de Mendoza стал абанеке ложи Efí Mbemoró. Он был юристом и владельцем клуба «Альмендарес».

«Sunsuney» был сыном в испанской семье, а также членом ложи Ebión Efó. В 1940 году он занимал должность судьи в районе Эль Серро. Когда он выдвинул свою кандидатуру на должность члена совета Марианао, то обратился ко всем Абакуа, и в результате голосования победил. Ему принадлежали каменоломни, где находились храмы лож Irianabón и Ebión; эту землю он получил в дар от одного из членов ложи Ebión. «Sunsuney» был известен как человек необычайного ума. До наших дней дошел один показательный случай:

Однажды одного человека, у которого не было обеих рук, обвинили в том, что он украл ящик молока. Представ перед судом, он отрицал свою вину. «Sunsuney» благоразумно рассудил: «Как мог этот человек без рук украсть этот ящик молока? Убери ящик, друг. Я знаю, что ты его не крал». Тогда человек без рук поднял ящик с помощью своих культей, и «Sunsuney» тут же сказал: «Шесть месяцев! Я лишь хотел узнать, как же ты его тащил».

Все эти примеры, наряду со многими другими доказывают, что нужно изучать как само явление, так и вклад в Абакуа фенотипически белых людей изо всех социально-экономических и культурных уровней. Кроме того, несмотря на тот факт, что на протяжении всей истории Кубы сообщество Абакуа пренебрежительно воспринималось господствующим классом, на самом деле оно было чем-то совершенно особенным. У истоков Абакуа стояли короли и вожди племен Старого Калабара, а их лидеры никогда не забывали своего происхождения.

Андрес Петит

Андрес Петит, Isué в ложе Bakokó Efó. XIX в.


Текст и фотографии: д-р Айвор Миллер (имя в Èfé Ékpè Éyò Émà – Ékórétònkó: Isun-Mbàkàrà), антрополог Университета Калабара, штат Кросс-Ривер, Нигерия.

Источник: http://www.crossriverheritageafricandiaspora.com/p/calabar-mgbe-es-una-assemblea-de-grupos.html

Перевод: Капранов Марат, специально для сайта «Сальса по-русски», 17.08.2017, Санкт-Петербург, Россия

Публикуется с любезного разрешения автора - д-ра Айвора Миллера

 

  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Об авторе - Марат Капранов

Музыкант, сальсеро, переводчик. Редактор сайта "О сальсе по-русски".