Лекция 3. Кубинский сон

chast3.jpg
249 views

 Примечание: на мобильных устройствах субтитры не отображаются при переходе в полноэкранный режим проигрывателя. Это известная техническая ошибка. Некоторые Android и Windows устройства также могут не отображать их. Во всех подобных случаях смотрите версию со вшитыми субтитрами, опубликованную на Youtube (см. таблицу)

Вшитые субтитрыОригиналОригинал с субтитрамиФайл SRT

⇑ Страница цикла лекций   |    Смотрите продолжение: «Касино и сальса»…

Эта лекция будет посвящена кубинскому сону, одному из наиболее распространенных во всем мире жанров начала XX века. Мы можем с гордостью говорить об известности сона как во всей Америке, так и в Европе, повторюсь, начала XX века.

Итак. Давайте рассмотрим кубинский сон прежде всего с точки зрения хореографии, потому что уже многое написано о нем с музыкальной точки зрения. Известно, что местом рождения сона является Ориенте – восточный регион страны, прежде всего, горные районы. Он упоминается уже в XIX веке, а некоторые авторы писали о нем даже раньше, в XVIII веке. Этот «восточный» сон пришел в Гавану, в столицу, в начале XX века. И, как уже отмечалось в предыдущей лекции, появились новые формы сона.

С музыкальной точки зрения возникли так называемые секстеты и септеты с шестью или семью музыкантами и добавились инструменты, в данном случае: труба, контрабас, что придало сону новое звучание. И такой тип сона получил название сон хабанеро или же сон урбано. Уже отмечалось, что с хореографической точки зрения этот сон подвергся еще и влиянию дансона. Начал формироваться симбиоз дансона и сона.

Дансон, как мы уже говорили, был в большей степени танцем представителей среднего класса и выше. В то же время сон был всегда более популярен у жителей бедных районов. С хореографической точки зрения сон был подвергнут дискриминации, потому что танцевался в манере довольно свободной, не так сдержанно, без учета социальных ограничений той поры. В данном конкретном обществе было не принято, чтобы танцоры чрезмерно двигали бедрами или плечами. Тем не менее, народный сон танцевали в более свободной манере. В конечном итоге произошло видоизменение этого сона, который получил в результате слияния с городскими танцами закрытую позицию, пришедшую из вальса, и обогатился движениями из африканских танцев, выраженных в движении тела, плеч и бедер.

Давайте посмотрим, в чем заключался феномен сона (более характерного для Кубы). Преподаватель, уже почивший, Архелиерс Леон (Argeliers León), один из наиболее значимых музыковедов Кубы, во всех своих исследованиях отмечал, что сон – это жанр, который нашел отражение в гаитянском и доминиканском меренге, в пуэрториканской плене, в панамском тамборито и колумбийском порро. Это все было явлением не только кубинским, сон был общим явлением для всего карибского региона. И, конечно, у нас есть много общего с тем, что было привнесено испанской колонизацией, африканскими рабами. И именно этот симбиоз привел к возникновению ряда жанров на Карибах.

Итак. На Кубе сон танцевали по всей стране, во всех регионах страны, и в каждом он приобрел отличные от других формы. Как мы видим, в Гуантанамо это был чангуи. Некоторые авторы говорят, что, скорее, наоборот, чангуи является прародителем сона. Другие утверждают, что, напротив, чангуи является одним из вариантов сона. Так или иначе, это была наиболее популярная концепция среди музыковедов. С точки зрения танцев, как мы можем убедиться, нет большой разницы. Различие было, скорее, в стиле, в котором танцевался чангуи, где движения тела более резкие, а в соне, известном нам как гаванский сон, движения были более мягкие, плавные.

Еще одной разновидностью сона, как мы отмечали выше, стал суку-суку, возникший на острове Пинос или Хувентуд, как мы его называем сегодня. На маленьком острове, на юге от провинций Гавана и Матансас. Кроме того, существуют так называемые «соны-подражания», которые мы рассмотрим чуть более углубленно, и сон урбано, о котором мы говорили ранее.

Давайте рассмотрим эти так называемые «подражания», существующие в живой форме до сих пор и исполняемые на «Фестивалях банд» в городке, находящемся в провинции Сиего-де-Авила — Махауа. Почему мы называем эти соны «подражанием»? Потому что слова этих сонов содержат подсказки, как двигаться танцорам. Поэтому в этих движениях присутствует много подражаний. Существует множество сонов, около 40 или даже более того, но мы отметим здесь некоторые небольшие примеры:

«Воздушный змей» (который по-итальянски будет «aquilone», да?) Это игра, в которой мужчина управляет змеем, а девушка изображает воздушного змея. И парень совершает действия, изображающие, что он как бы играет со змеем. В песне, конечно же, это поется: «Как мне запустить змея? Ну-ка, покрутись!»  И многие авторы отмечали, что этот сон произошел от старинной румбы-миметики, которую уже не танцуют, однако она трансформировалась в деревнях в сон «Воздушный змей». И у нас есть множество таких примеров, это: Гавилан (Ястреб) – когда танцовщица изображает птицу, используя костюм или перья, а охотник ловит ястреба. И многие другие примеры.

А сейчас давайте посмотрим на это фото, где изображены члены «Синей банды» — там есть две команды: синяя и красная. И каждая из этих команд исполняет эту разновидность сона в соответствии со своим стилем. Синие – в своём стиле, красные – в своем. Разумеется, каждая команда для себя установила, что они танцуют и что говорят. И это привело к ряду своеобразных соревнований на этом празднике, где в конце жюри определяет команду-победителя. Чей вариант исполнения лучше – у синих или красных.

Или вот давайте еще посмотрим другое фото, на котором другая пара танцует сон, называемый «Хвост самца». Имеется в виду самец, кабанчик. Маленький поросенок вот у него там, видите? На вертеле. А самая лучшая его часть, по мнению сельских жителей, это хвост самца, у хорошо прожаренного хвоста особенный вкус. И девушка его вырезала и собралась съесть. И это является темой сона. Мужчина спрашивает: «Кто украл хвост самца?» И это становится темой для этого танца. Все это позволяет говорить, что в сон-подражании тексты отражаются танцорами, которые должны изображать взаимоотношения между мужчиной и женщиной, их эмоции, и все остальное.

Итак. Давайте вернемся к сону урбано, или сону хабанеро. Как мы уже говорили чуть ранее, деревенский сон, изначально более простой, был усложнен в городе такими фигурами, как пасео и седасо, которая есть не что иное, как поворот в паре. Они добавляются в городской сон или в сон хабанеро.

Сон является очень важным, так как мы узнаем из следующей лекции, по моему личному мнению, он стал основой для новых танцев, возникших в Гаване, каким, например, является касино. Основой касино, по моему мнению, является сон. Есть влияние и ча-ча-ча и, возможно, других танцев, но главным образом основой является сон хабанеро или городской сон.

Давайте посмотрим, как сон по-прежнему сохраняет свои традиции – мы видим пару детей, которые исполняют одну из фигур сона, которая называется «Покрути девушку», в данном случае, девочку — они оба дети.

И, наконец, фигура, уже больше акробатическая. Акробатические фигуры появляются, когда сон становится сценическим. Некоторые септеты начала XX века имели в составе пару, которая исполняла сон, показывала, как он танцуется. И для сценических выступлений начали создаваться акробатические фигуры, как те, что мы здесь видим, когда мужчина опускается вниз, а девушка, держа его за руку, идет вокруг него и крутит. Это для сценических выступлений, потому что сон, который обычно танцуют на праздниках, не содержит таких элементов. Однако это и ему подобные движения сильно обогатили хореографию и фигуры сона.

Перевод: Алла Зайцева, 2017 г.
Субтитры и монтаж: Капранов Марат.
Специально для проекта «Сальса по-русски»

  • 54
  • 17
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Об авторе - Марат Капранов

Музыкант, сальсеро, переводчик. Редактор сайта "О сальсе по-русски".