Маньюнго — Pasión de Rumbero

Маньюнго Рафаэль Ортис Страсть Румберо

По белу свету

Это были времена соломенных шляп хипихапа, трамваев и «фокс тропа», когда конга только-только начала свой путь из соларов и переулков, чтобы затем проникнуть на театральные подмостки и в танцевальные залы. Время, когда жил и творил Рафаэль Ортис по прозвищу Маньюнго.

Конга начала развиваться, познавать мир, хотя, стоит заметить, что само слово в то время часто использовалось в качестве коммерческого названия для всей тропической музыки. Превратившись в товар, эта музыка постепенно теряла лучшие и подлинные черты своего истинного богатства.

Парижские вечера тонули в горячих ритмах Кубы: пока Моисес Симон насаждал свою румбу, Элисео Гренет предлагал танец и ритм конга. Автор композиции «Mamá Inés» сочинил музыкальные темы для множества фильмов, среди которых можно отметить ленту «Conga bar». В 1934 году Гренет выступал в качестве пианиста на сцене кабаре «La Cueva», названного в честь трубача Хулио Куэва, ещё одной яркой звезды на небосводе Города Света (Парижа — примеч. пер.).

Bola de NieveAy Mama Inés

Творчество Эрнесто Лекуона, подарившего миру такие музыкальные темы, как «Panamá», «Para Vigo me voy» и «Por Corriente va una conga», способствовало узнаваемости жанра конги за границей, однако, вне всякого сомнения, композиция Рафаэля Ортиса «Uno, dos y tres» стала истинным воплощением конги и способствовала ее мировой известности.

Alberto Zayas con KubavanaUno, Dos y Tres

Мулат по прозвищу Маньюнго

Смуглый, с пепельно-белыми волосами, в свои восемьдесят четыре года Рафаэль Ортис «Маньюнго» сохранил в памяти множество воспоминаний своей молодости, пылавшей в стремительном калейдоскопе жизни.

Маньюнго появился на свет в 1908 году в  Сьенфуэгосе. Там он начал свой музыкальный путь, в районе Пуэбло Грифо, где вместе со своей сестрой Бригидой пел дуэтом, исполняя песни Синдо, Вильялона, Марии Тересы Вера. Рафаэль был участником секстета «Santa Cecilia», в состав которого входил и другой известный композитор, Марселино Герра «Рапиндей». Кем только не работал Маньюнго: механиком, маляром, грузчиком, но, как говорится, как волка ни корми, а он всё равно в лес смотрит. Музыка взяла своё, тем более, что атмосфера в семье тому способствовала — его родители были участниками знаменитого тринидадского хора «Gascón».

Первым дуэтом на профессиональном уровне было выступление с Иррагори. В 1928 году, полный надежд и чаяний, Маньюнго в составе септета «Cienfuegos» приехал в Гавану и обосновался в столице. Он был участником оркестра кабаре «Infierno», где играл в то время композитор Амадео Ролдан.

Об Игнасио Пиньейро Маньюнго вспоминал:

Мы одинаково любили музыку всем сердцем. То был священный огонь, который никому не под силу потушить. Песни рождались одна за другой, и слушать их, наслаждаться ими было лучшим, что могло произойти с нами в жизни. На мой взгляд, Пиньейро был действительно уникальным человеком, самым великим из всех наших фольклористов, по крайне мере, я так считаю. Его музыка всегда была мне по сердцу. В 1933 году, во время поездки на Чикагскую выставку (он ездил вместе с «Septeto Nacional», я с «Clave Oriental», а позднее «Montmartre») между нами завязалась дружба, которая продолжалась до самой смерти.

Маньюнго был участником известных музыкальных коллективов: «El Habanero», «El Típico Habanero», «Típico Santiaguero», оркестра Армандо Вальдеспи и «Gloria Matancera». Также он руководил группами «Tanda de Guaracheros» и «Los Roncos Chiquitos». Его  музыкальная дискография насчитывает более сотни композиций, записанных для таких музыкальных лейблов, как: «ctor», «Penard», «Egrem». Маньюнго работал в различных стилях: болеро (во всём многообразии его подвидов), писал кансьонес, гуарачу, гуагуанко, ча-ча-ча и т.д.

Безусловно, он также относится к плеяде румберос, что очевидно из его собственных воспоминаний:

[…] Этот ритм, эта музыка (румба — примеч. ред.) оставила след в моей душе с детства и продолжала влиять на моё творчество по мере того, как изучал её. И если Матансас и Гавана являются основными общепризнанными центрами румбы, то и в нищих соларах Сьенфуэгоса она тоже была обычным явлением. Мне повезло лицезреть многих великих румберос, к примеру, Конде Байона, уроженца Пальмиры. Боже правый, какой танцор! В определенной степени румба присутствует в моём творчестве. Также я был в дружеских отношениях с Сантосом Рамиресом, с которым мы написали «El gallo rumbero». В этом жанре я сочинил и другие песни: «Tres golpes», в соавторстве с Хосе Слатером, и «Quién me lo iba a decir, camará», «María Antonia llegó». Даже не знаю, сколько ещё песен было, многие я даже не записывал, откладывая на потом, и они канули в Лету.

Septeto Nacional y Carlos EmbaleSepteto Nacional y Carlos Embale "Quien me lo iba a decir camara

Эстебан Регейро, Бьенвенидо Леон и Эстела Родригес, участники Фольклорного Кубинского хора, которым руководил Рафаэль Ортис, блестяще выступили на первом фестивале Популярной кубинской музыки в 1962 году. Тогда были исполнены незабываемые румбы: «Guaguancó de la cárcel», «A Malanga», «La última rumba» и «Saludo del Coro Ronco de Pueblo Nuevo».

Рафаэль Ортис автор таких популярных композиций, как: «La quise con un cariño», «Un mensaje de amor», «Como siempre soñé», «Todo en conjunto» и «La vida es una semana» на слова П.Гинори, которой участники группы «Sierra Maestra» дали вторую жизнь, включив её в свой альбом «Rumberos de la Havana» (1999).

Маньюнго жил1Скончался 29 декабря 1994 г. в Гаване — примеч. пер., вспоминая времена танцевальных академий вроде «Havana Sport», оркестра «Casino de la Playa», когда он был во главе «Septeto Nacional»… «Amor en loca juventud», как называлась одна из его песен, времена «Любви сумасшедшей молодости», которые уже никогда не вернутся.

Compay SegundoAmor de loca juventud

Дополнительные материалы

Дискография (исп.) — https://musicubamyblo.blogspot.com/2020/07/rafael-ortiz-manungo.html

  • 1
    Скончался 29 декабря 1994 г. в Гаване — примеч. пер.
Top