Интервью с Пупи

pupi-sesar-pedroso.jpg

Оригинал статьи: http://www.salsapower.com/Interviews/cesar-pupy-pedroso.html

После 7 часов за рулём, проехав Москву, Ливерпуль, Парис(ж) и Мехико (спокойствие! все они находятся в штатах Нью- Йорк и Пенсильвания, США) мы прибыли в город Оттава, Канада. Да, мы жители Нью-Йорка нашли возможность утолить нашу жажду Тимбы в Канаде!

Исаак Дельгадо будет в Монреале 29 и 30 июля, а на прошлой неделе (с 11 по 17 июля, 2005), каждую ночь (да, каждую ночь!) Пупи и его великолепная группа выступали в Оттаве в рамках BluesFest. В этом году организаторы фестиваля решили посвятить отдельную сцену кубинским исполнителям. Другие сцены были посвящены блюзу и этнической музыке.

В субботу, во второй половине дня, я встретился с César «Pupy» Pedroso, в гостинице, где он остановился, в двух кварталах от сцены, где он выступал в течение последних нескольких ночей. Расслабленно и добросердечно Пупи рассказал о своем прошлом опыте в качестве пианиста «Los Van Van» и о нынешнем опыте работы со своей собственной группой «Pupy y Los Que Son Son».

Victoria-Hadar: Когда вы начали играть на фортепьяно?

Пупи: Я начал играть на пианино, когда мне было 14 лет. Я учился в консерватории им. Амалии Ролдан в Гаване, а также брал уроки у разных учителей. Примерно через год после того, как, как почувствовал, что делаю это хорошо, я начал играть в школьном ансамбле из Санта  Фе, курортном городе недалеко от Гаваны. Все музыканты ходили  в одну и ту же школу и репетировали в свободное время. Потом я начал играть с Facinación, который был очень популярен в районе Marianao (район Гаваны). Некоторое время был запасным игроком в различных клубах, ночных заведениях, также работал в местечке под названием El Rescate in Neptuno в Гаване, где я подменял своего отца, пианиста Conjunto Bolero. Я играл с Orquesta Sensación и Conjunto Chapottín, совмещая с работой в Facinación и учёбой. В начале 1966 я присоединился к Orquesta Reve. Это был период с 1966 до 1968 года, а в декабре 1969 года мы (вместе с Juan Carlos Formell) создали группу Лос Ван Ван.

— 36 лет назад Вы создали Лос Ван Ван вместе с Formell, в чём была задумка?

— Как я уже говорил, мы играли вместе в Revé, но оба чувствовали себя слишком ограниченно. У Формеля было несколько хороших мыслей, и мы решили объединить наши идеи вместе.

— Вы работаете с собственной группой в течение последних трех лет. Когда вы решили покинуть Лос Ван Ван?

— Некоторое время я играл с Лос Ван Ван, а также работал над своей собственной музыкой. На мой второй диск, «De La Timba Poglotti», я получил очень хорошие отклики. Тогда я решил записать еще один CD с молодыми, неизвестными исполнителями. Я сочинил несколько песен, и вновь отклики были чудесными, так что я решил продолжить работу в этом направлении.

— Вы играли с Лос Ван Ван в течение 33 лет. Что вы чувствуете по отношению к группе?

— En talla (Пупи улыбается). Отличные парни, замечательные! В начале было трудно оставить такую прекрасную группу и начать все с нуля. Но сегодня, спустя всего лишь три года, вместе с Лос Ван Ван и Charanga Habanera, мы в числе трех главных групп Кубы. Это удивительно, принимая во внимание ту конкуренцию, которая сейчас на Кубе. В прошлом году по данным Cubadisco, мой компакт-диск с «Qué cosa tiene la vida» был одним из самых продаваемых в мире. А сейчас «Mi Timba Cerra» распродан. В течение 33 лет я мог ходить по улицам, и никто не знал меня. Сегодня люди узнают меня на улице, дети просят у меня автограф.

— Что такое timba?

— Timba  это не ритм, это уличное название для современного сона.

— Вы имеете в виду сонго?

— Сонго был создан Changuito, барабанщиком Лос Ван Ван. К основе, созданной Changuito, Formell добавил остальные компоненты. Тимба содержит в себе элементы сонго, но они не идентичны.

— А в чём разница между тимбой и сальсой?

— Оба стиля происходят от сона. Тимба более агрессивна, сальса мягче. Тумбао в тимбе сложнее. Это тот же самый рис с курицей. Он может быть с оливками, а другой с пивом, но изначально оба — всего лишь рис с курицей.

— Что вы думаете о сальсе?

— В 1978 году я был в Перу и услышал запись Эктора Лаво с Вилли Колоном. Они смешали сон с пленой и сон монтуно и назвали это «сальсой». Это было приятно. Я ценю вклад нью-йоркцев в сальсу.

— Почему?

— Потому что благодаря сальсе они сохранили сон живым. Если бы они не сделали это, то все исчезло бы.

 

…Благодаря сальсе они сохранили сон живым. Если бы они не сделали это, то все исчезло бы.

 

— Вы провели много времени, как в Европе, так и в США. Видите ли вы разницу в том, как европейцы и американцы реагируют на вашу музыку?

— С Лос Ван Ван, а позже с моей группой мы всегда чувствуем отдачу от публики в Италии, Швейцарии, Дании, Испании, Голландии, а также на Дальнем Востоке в Японии. Может быть, потому что здесь меньше кубинцев, люди «менее латиноамериканские», они рассматривают наше творчество как что-то экзотическое. Нас хорошо встречают и в США, на Западном побережье, в Чикаго, Нью Йорке. Я предполагаю, что по той же причине.

— Вы упомянули, что ваша идея состояла в том, чтобы создать группу с неизвестными исполнителями. Как вы их нашли? Как вы их выбирали?

— На Кубе это очень легко. Там много прекрасных музыкантов. Налаживаете контакт с одним, и он уже приводит несколько своих друзей. В группе у нас есть музыканты со всего острова: Гавана, Матансас, Камагуэй. Некоторые из них играли с Irakere, Issac Delgado, Manolito Simonet, Charanga Habanera, Maraca.

— Порой Куба выглядит так, словно это лучшее место для музыкантов с точки зрения качества музыки. Люди уважают хорошую музыку, музыканты посвящают себя регулярным репетициям. Что вы думаете по этому поводу?

— Люди там упорно трудятся, чтобы добиться нужного уровня, это правда, но также необходима поддержка властей. Гораздо проще собрать хорошую группу на Кубе, чем где- либо еще, и, как правило, у вас есть гарантия хорошей работы. В наши дни трудно прожить только на средства от музыки, в основном потому, что туризм переживает не лучшие времена. Система изменилась. Музыканты получают гонорары из тех денег, которые они зарабатывают на концертах, будучи представлены правительством конкретной области (прим. от Виктории: в старой системе музыкантов оплачивало государство, и им сообщали, где играть). Если вы на вершине популярности, вы будете получать хорошие деньги, но из- за огромной конкуренции это удается немногим.

— С 1978 года вы сочиняете собственную музыку. Можете назвать песню, которую вы любите больше всего?

— Аха… Ну… «La Boda De Belén   Manolito Y Su Trabuco», «Se Acabó», «Seis Semanas», новый трек под названием «Si la ves», «Con el destino», которая была написана после того, как я потерял 11 -летнего сына (показывает медальон на шее с позолоченным изображением сына).

— Какую музыку вы любите?

— Инструментальную. А также Gilberto Santa Rosa, Andy Montañez, Victor Manuelle, Oscar D’León. Не меренге.

— А что вы любите помимо музыки?

— Зависать в интернете, смотреть фильмы, решать кроссворды, играть в Play Station.

— Вы написали песню «Azucar», которую записала Селия Крус. Вы сочинили эту песню специально для нее?

— Я записал эту песню совместно с Лос Ван Ван и с моей группой. Один из продюсеров Fania Records искал оригинальный кубинский материал для своего проекта, который планировали записать совместно с Энди Монтаньес, Эдди Сантьяго, Уилли Колоном и Селией Крус. Он взял мою «Azucar» для Селии. Договоренность была с Papo Lucca.

— Над какими проектами вы сейчас работаете и что планируете?

— После праздника мы возвращаемся на Кубу. 23 июля мы будем в Италии, а оттуда продолжим турне по Европе. Мы уже работаем на следующим компакт диском и двумя фильмами — один от итальянского продюсера «La Vida es un Carnavall», а другой посвящен Селии Крус.

Беседовала Виктория Хадар в 2005 г.
Перевод: Николай Попов
Редактура: Марат Капранов

 

FavoriteLoading В закладки!
  • 12
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    12
    Shares

Об авторе - Марат Капранов

Музыкант, сальсеро, переводчик. Редактор сайта "О сальсе по-русски".