Сальса — музыка освобождения. Интервью с Борисом Эча.

cuba-jam-4.jpg
Print Friendly, PDF & Email

В далеком-далеком 2013 году нижегородский музыковед и сальсера Олеся Платонова взяла сразу два интервью — у Дианы и Йоанди, а также у Бориса Эчи. По каким-то причинам в широкий свет вышло только интервью с прославленными инструкторами — его можно почитать на мамботрайбе. Интервью с Борей было опубликовано только на странице нижегородской танцевальной школы SDS (ссылка).

«Сальса по-русски» дружит с Олесей, и мы спешим исправить недоразумение. Вашему вниманию представляется интервью с Борисом Эча от 2013 года.

В Нижнем Новгороде есть люди, которые уже не мыслят свою жизнь без танцев, вечеринок и той музыки, которую называют сальсой. Это для них, для танцоров, устраиваются  мастер-классы с участием талантливых хореографов, опен-эйры, вечеринки, и концерты живой музыки. Доказательство тому — Weekend 18-19 мая 2013 года. Два дня мастер-классов великолепных Дианы Родригес и Йоанди Вийярутия – и в эту же субботу концерт CubaJam в Milo Concert Hall. Эти события стали поводом для того, чтобы побеседовать с посетившими Нижний Новгород музыкантами и хореографами  о том, что им близко. О сальсе — и не только. 

Борис Эча: «Сальса – музыка освобождения».

Борис Эча. Для тех, кто с головой погружен в сальса-среду, этот человек не нуждается  в представлении. Он — личность совершенно универсальная. Эча не только прекрасный танцор, руководитель и преподаватель школы SalsaPlus в Санкт-Петербурге, организатор Международного фестиваля Freestyle SalsaFest, но еще и конгеро, певец, создатель групп Cuba Jam и Descarga, а по совместительству их солист. В 2012 году он вместе с музыкантами Cuba Jam выпустил дебютный альбом «Con Allegria Pa’alante» («С радостью вперед»). То, что сальса в XXI веке интернациональна, многолика и больше не привязана к США или Латинской Америке, уже продемонстрировали шведская «Calle Real», шотландская «Salsa Celtica» и японская «Orchestra De la Luz». То, что сальса может зародиться в России и обрести русское лицо, стало понятно после выхода альбома Cuba Jam. И в немалой степени мы обязаны этим Борису Эче. Эча — музыкант с потрясающей энергетикой. А энергетика — это то, без чего темпераментная латиноамериканская музыка превращается в нечто вялое, однообразное и неживое. Музыка сальсы, ее особый дух, ее энергия, ее звучание и стали главной темой беседы с Борисом Эчей.

Олеся Платонова: Борис, как долго ты шел к созданию дебютного альбома, когда ты почувствовал, что пришло время сделать это?

Борис Эча: Я и другие музыканты Cuba Jam, мы почувствовали интуитивно, что наступило то время, когда нужно было заняться альбомом. Люди, танцующие сальсу в России ждали, хотели услышать что-то новое, качественное — и своё.На протяжении двух лет мы собирались с духом и ничего не делали, на третий год мы его выпустили, чем, собственно, и удивили.

— А как появилась идея альбома? Как писались тексты, музыка?

— Тексты… Когда все только начиналось с CubaJam, я не писал песни, только стихи. Песни  были для меня абсолютно новой стезей. Я работал так, как, наверное, многие сальса-музыканты. Многие песни я писал просто из жизни. Первая песня, Ritmo Russo — отражение моей личности. Эта песня о том, какой я половинчатый, и русский, и кубинец… О том, что это дает мне чувствовать русскую душу и одновременно испытывать кубинские эмоции. Вот что соединилось в песне. Музыканты помогали, каждый на каком-то этапе спонтанно присоединялся, предлагал свои музыкальные идеи.

Перевод песни «Ritmo Russo» от Сони Окладниковой, а также официальный клип см. по ссылке

— Сложно было, живя в России, создавать латиноамериканскую музыку?

— Сейчас это уже не проблема. Темы приходят сами, и у меня нет такого, чтобы я сидел и мучительно искал какую-то особенную тему.

Первый диск записан, и есть от чего отталкиваться. Много новых мыслей. Есть песни, которые уже хочется написать и я знаю, как они должны звучать. После первого диска стало понятно, что наши люди любят и в каком направлении двигаться дальше.

— И что любят русские поклонники сальсы?

— Русская душа — она всегда поет, поет много и душевно. Поэтому успехом пользуются романтические песни. Или просто веселые заводные композиции. В этом мы похожи с кубинцами, мы любим повеселиться.

— Но в сальсе всегда были и песни, связанные с политикой, экономикой, с проблемами эмиграции… Это для нас вообще актуально?

— Для нас сегодняшних —  вряд ли. Это могло быть актуально в 90-е, это было уместно тогда, да и поток латиноамериканцев в России был существенно больше.

— Значит, все-таки латиноамериканское присутствие определяет, как будет развиваться сальса в стране и насколько она будет популярна?

— Да, эмиграция всегда определяет, насколько культура будет актуальна. Посмотрите на Америку. Там диаспора латиноамериканцев очень серьезно поддерживает танцы, и вся культура держится на этом фундаменте. Правда, у нас немного другая история. Сальса-музыка была незнакомым пластом для наших людей, да и латиноамериканцев очень мало. Так что сальса пошла немного по другому пути. У нас мода на танцы породила моду на музыку. И даже появились группы, которые что-то такое популярное латиноамериканское играют, но пока мало кто пишет свое. А вообще латиноамериканская музыка хороша тем, что она живая во всех смыслах.

— С чего для вас, как для музыканта, началось знакомство с латиноамериканской музыкой?

— С российской группы «Los Sabrosos Band». Они играли давным-давно, и этого состава сейчас уже нет, музыканты разбрелись, и сейчас некоторые играют в успешных проектах. Например, Йоэль Гонсалес или Кирилл Ипатов из «Маркшейдер Кунст». А впервые я увидел «Los Sabrosos Band» лет в восемь или девять. Я пришел на вечеринку с мамой, увидел на конгах Кирилла и сразу попросился поиграть. Увлечение никак не проходило, а потом мне посчастливилось, и я оказался на Кубе. Там я целенаправленно стал обучаться игре на конгах и сформировал себя как профессиональный конгеро. 

— Ты руководишь двумя группами: Cuba Jam и Descarga. Чем отличаются их концепции?

— Состав музыкантов, на самом деле, тот же, но играем мы разную музыку. Все дело в звучании. Для Cuba Jam мы создаем музыку, которая ближе по духу к кубинской. А Descarga играет пуэрториканское направление сальсы. Для обычного человека вряд ли разница будет очевидна. Но если копнуть глубже, то можно уловить различия между стилями. Descarga играет музыку для тех, кто предпочитает линейные направления сальсы, например, сальсу NewYork.

Пуэрториканская музыка — смесь кубинского сона и традиционных пуэрториканских жанров. С ней тесно связан стиль Latin Jazz. Пуэрториканская сальса насыщена музыкально, она мелодичнее и размереннее. А кубинская музыка более драйвовая. Кубинцы ведь любят, чтобы внутри все распирало, пело и горело, поэтому они всё смешивают со всем и получают такие миксы, в которых главную роль играет ритм. Вообще пуэрториканскую музыку в чем-то даже проще играть, чем кубинскую. Кубинская музыка — это такой энергетический шарик, сгусток музыкальной информации…

— Вам посчастливилось играть с музыкантами мировой сальса-сцены. Расскажите об этом сотрудничестве.

— Фестиваль, который мы делаем уже лет пять — FreestyleSalsaFest. На него мы приглашали такие группы как Calle Real, New Swing Sextet, Mambo Legends… Mambo Legends — это состав, с которым играл Тито Пуэнте, но, к сожалению уже без него. Еще, конечно, Spanish Harlem Orchestra, в этом году El Gran Combo, а также отдельные певцы, Фрэнки Васкес, например. Мы не только организуем концерты, показываем их русской публике, которой трудно будет увидеть их где-то еще, но и сами учимся у них, играем, смотрим, беседуем. Это очень полезно, понять специфику их игры, понять, над чем нужно поработать, над какими качествами.

— И какими же качествами должен обладать сальса музыкант? Должна ли в нем обязательно течь латиноамериканская кровь или…

— В отличие от европейской популярной музыки, в которой музыканты совершенно не обязаны танцевать или взаимодействовать с танцующими, на Кубе, в Пуэрто-Рико, в Венесуэле считается за правило, что если музыкант играет, он ориентируется на танец. Он и сам умеет хоть как-то двигаться, хоть как-то танцевать. Поэтому когда, например, кубинский музыкант создает музыку, он создает не просто запоминающуюся мелодию, но еще и определенное ощущение ритма, которое созвучно с ощущением других музыкантов, с движениями танцующих. Поэтому в кубинской музыке, в частности, нет такой особой ритмической ровности, как в музыке европейской. В ней все идет от чувств, рождается где-то внутри.

— Значит, важен и темперамент самих музыкантов?

— Да, темперамент очень важен. И, наверное, латиноамериканская кровь — но это, скорее, важно для вокалиста.

— Иногда люди, которые впервые начинают заниматься танцами и слушать эту музыку, высказывают мнение, что она достаточно однообразная, что ее тяжело долго слушать… Во что нужно вслушиваться, чтобы понять эту музыку?

— В ритм! У каждого инструмента столько нюансов. Вслушивайтесь в каждый инструмент. И, конечно, тексты. Поймете тексты — поймете сальсу.  

— Что отличает песни «СubaJam»?

— Сейчас еще рано говорить, мы ищем свой стиль. Но все-таки… Когда я пишу песни, я пишу истории. Мне хочется, чтобы люди поняли эти песни и стали им близки.

Возвращаясь к «RitmoRusso». В ней есть фраза, что когда-то российские музыканты не были уверены в том, что сальса станет модной в России.  А я просто верил в это. Люди говорили: «ничего не получится», «ничего не выйдет», а я утверждал обратное.

Или песня про ди-джеев. Я решил написать эту песню специально для них, для людей, которые ставят музыку на сальсатеках. Их не так уж много на территории России, их нужно как-то поддерживать. Сейчас  я пою о русских музыкантах и танцорах, и для них. В сальсе вообще музыка, тексты, танец —– все это единое целое.

На «Сальсе по-русски» есть раздел, посвященный переводам песен группы «Куба Джем» — ссылка

— Как ты относишься к сальса-ремиксам?

— Качественную сальсу обычно можно очень быстро отличить ухом. Она непростая, особенно ритмически. Я думаю, людей, особенно тех, кто танцует, нужно приучать слушать качественную музыку. Танцоры часто воспринимают песню в целом: «Вот! Веселая композиция! Побежали танцевать!».

А насчет сальса-ремиксов… Я вообще не сторонник такой музыки. Взять популярную европейскую песню, добавить «сальсовое» пианино, конги, бонги, смиксовать — много ума не надо. Все-таки музыка, сальса, изначально живая, миксы — это что-то искусственное.

— Есть такое расхожее мнение, что музыки с названием сальса вообще нет. Что это чисто коммерческое направление, и есть, что угодно, мамбо, ча-ча-ча, гуарача, а сальсы нет.

— Действительно, когда-то, когда в США и Европе был латиноамериканский бум, понадобилось верное слово для всего того зажигательного, что происходило, и нашли слово сальса. Ритмы и стилистики, которые существовали тогда, были в чем-то родственны, все они развивались во взаимосвязи с танцами. В конце концов, это очень естественно соединилось в  одном флаконе.

Кем-то сальса воспринималась как что-то слишком популярное, как отхождение от традиций. Но это происходит сплошь и рядом. Появляется новое, и к нему относятся с недоверием!

А потом, сальса очень многоликая. В ней много распределений, градаций, есть сальса политическая. есть романтическая. Стили разные по энергетике, по текстам, по посылу. Это эволюция! Так музыка развивалась, такой она получилась, такое она получила название.

— Сальса XXI века. Кто определяет ее лицо?

— Если говорить о Кубе, то это порядка четырех групп, которые держат марку. Los Van Van,  Maykel Blanco, Manolito….это что касается тимбы. И еще есть уникальная личность, человек, который  занимается музыкой, ее популяризацией, но имеет свою стилистику. Это Александр Абреу (Habana D’ Primera). Они играют немного в другом формате, что-то свое, чего нет у других, и тем они хороши. Александр Абреу запускает новую волну.

В Пуэрто-Рико и США очень сложно выделить кого-то. Там, особенно в Нью-Йорке, собраны самые сливки. В Пуэрто-Рико — это El Gran Combo, в Венесуэле — Oscar De Leon, в Швеции — CaleReal, в Шотландии — SalsaСeltica, есть в Японии — Orchestra De La Luz.

— Какие у вас дальнейшие творческие планы? Стоит ли ожидать нового альбома в скором времени?

— Планы грандиозные. Мы расширяем географию поездок. В 2012 году мы посетили Екатеринбург, Краснодар, Ростов, Москву, Тюмень…Сегодня, наконец, мы отыграли отличный концерт здесь, в Нижнем Новгороде, а дальше Саратов. И да, конечно! Новый альбом! Уже готовы два сингла. Третий пишется, так что, надеемся, к осени сделать диск.

— Если бы тебя  спросили: какая она, музыка с этим странным названием «сальса»?

— Когда-то, когда еще существовали рабы, их главным развлечением, да и не только развлечением, были танцы. Но танцевали они достаточно редко. Предположим, раз в месяц. Самое главное, чего желает раб, это свобода. И естественно в три-четыре часа свободного времени, он, танцуя, полностью себя отпускал. Сейчас это уже часть мировоззрения кубинцев, это осталось в их генах, в их подсознании. Сальса тоже передает такое состояние освобождения, какую-то магическую цикличность жизни, она вводит почти в состояние транса. И это состояние лежит в основе музыки. Просто музыка сама усложнилась: от примитивных ударных человечество пришло к целым оркестрам, к музыке с аранжировкой с мелодией.

Но сальса так и осталась музыкой освобождения.

Беседовала Олеся Платонова
г. Нижний Новгород
лето 2013
концерт в Нижнем Новгороде состоялся 18 мая 2013

 

 

FavoriteLoading В закладки!
  • 18
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    18
    Shares

Об авторе - Марат Капранов

Музыкант, сальсеро, переводчик. Редактор сайта «О сальсе по-русски».