Зов вибрафона

oblozhka.jpg

Вибрафон, или, как еще его называют, вибрахарп (в английском языке часто встречается сокращение «vibes»)  — перкуссионный музыкальный инструмент. Он очень похож на ксилофон, за исключением того, что его пластины-клавиши делаются не из дерева, а из металла. Современные вибрафоны охватывают три октавы, в диапазоне от «фа» малой до «фа» третьей октавы. Есть и модели с расширенным диапазоном, который начинается от ноты «до» малой октавы, и они становятся все более популярными. Обычно на вибрафоне играют молоточками с резиновыми наконечниками, оплетенными шнуром или пряжей. Под каждой пластиной располагается резонаторная металлическая труба с лопастями чуть меньшего диаметра наверху. Лопасти в каждой трубе соединены стержнем с электрическим мотором, благодаря чему они могут вращаться, то приоткрывая, то закрывая резонаторные трубы и создавая эффект тремоло. Музыкант может изменять его темп. С выключенным мотором звук вибрафона напоминает мягкий колокольный звон.

vibrafon_02

palochki-dlya-vibrafonaКроме того, у вибрафона есть педаль сустейна, аналогичная фортепианной. При отпущенной педали все клавиши вибрафона заглушены, и звук быстро затухает. Если же на педаль нажать, то демпфер отходит от клавиш и звук длится дольше на несколько секунд. Частое использование педали — обычное дело для игры на вибрафоне.

Вибрафон появился в США в 1921 году и стал популярным благодаря своему долгому и счастливому союзу с джазом. Так же как и музыканты-ксилофонисты, первые вибрафонисты вроде Лайонеля Хэмптона и Милта Джексона играли лишь двумя молоточками. Инструмент использовался преимущественно для соло и лишь эпизодически — аккомпанемента. Сегодня же современные музыканты — такие как Гэри Бёртон, Виктор Фельдман и Дейв Сэмюэлз — используют четыре молоточка, а вибрафон стал полноправным участником ритм-секции в качестве аккомпанирующего инструмента. В этом отношении зачастую «vibes» заменяет гитариста или пианиста. Наиболее распространенным способом держать четыре молоточка одновременно является так называемый «хват Бёртона», названный в честь Гэри Бёртона.

bertonМузыкант может использовать и пять, и даже шесть молоточков, но такое исполнение можно наблюдать нечасто из-за неудобства при игре мелодической линии.

Тито хотел добавить вибрафон в свой арсенал инструментов как подходящий для мягких, качающих баллад. Он много раз видел Хэмптона, играющего легкие и простые мелодии, которые периодически превращались в довольно сложные пьесы. Вибрафон совершенно очаровал Тито.

Из-за конструкции вибрафона музыкант должен был постоянно следить за верной фразировкой. У этого инструмента очень большая длительность звука, сопоставимая с гитарной или фортепианной. Однако в отличие от фортепиано вибрафон позволяет лишь жестко контролировать само наличие сустейна, но не его продолжительность, — в зависимости от того, нажата педаль или нет. Когда педаль не нажата, все ноты звучат очень отрывисто, стаккато. Чтобы играть легато (слитно), педаль нужно нажать, но тогда ноты сливаются в одну кашу.

Для того чтобы играть ясное легато и избежать какофонии, современные вибрафонисты применяют технику молоточкового глушения. Итак, музыкант нажимает педаль и прижимает молоточек к клавише, заглушая только что сыгранную ноту, чтобы она не мешала звучать следующей. Такой способ также позволяет музыканту прекращать звучание аккорда, если это требуется для мелодической линии. Существует экспериментальная техника имитации «подтягивания» звука до нужной ноты посредством скольжения молоточка от края клавиши, где через нее пропущена соединяющая струна, к середине. Иногда музыканты даже используют смычки для того, чтобы заставить клавиши вибрировать, — например, смычок контрабаса. Некоторые музыканты, включая самого Тито, пробовали добавлять в инструмент электронику.

Классика вибрафона

Лайонел Хэмптон (Lionel Hampton) и Милт Джексон (Milt Jackson) считаются выдающимися вибрафонистами, основоположниками традиционной, а позднее и современной джазовой техники игры на вибрафоне. С точки зрения Тито, оба были исключительными инструменталистами. Сам Пуэнте взялся за вибрафон с целью добавить в звучание своей музыки новые элементы. Тито вообще не мыслил каких-то рамок в плане звука — очертаний или формы, как у Хэмптона, Джексона или, если на то пошло, Рэда Норво. В конце 20-х годов Норво, пришедший к вибрафону благодаря ксилофону, разработал интересный подход, который каким-то образом уживался с чикагским свингом и даже новым бибопом.

Лайонел Хэмптон

Лайонел Хэмптон (20 апреля 1908 — 31 августа 2002) был руководителем оркестра, джазовым перкуссионистом и виртуозным вибрафонистом. Он стал одним из фаворитов Тито с тех самых дней, когда начал играть с Бенни Гудманом.

FRANCE - JANUARY 01: Photo of Lionel HAMPTON; (Photo by David Redfern/Redferns)

Lionel HAMPTON; (фото David Redfern/Redferns)

lionel_hampton-_aquarium-_new_york-_ca-_june_1946_-william_p-_gottlieb_03811Его имя — одно из величайших в истории джаза. Он работал с лучшими из лучших — от упомянутого Бенни Гудмана до Чарли Паркера и Куинси Джонса. Родившись в в Луисвилле, штат Кентукки, Хэмптон еще в детстве переехал жить в Чикаго, где начал карьеру барабанщика. Ради игры на барабанах в оркестре Леса Хайта он позднее перебрался в Лос-Анджелес. Вскоре они стали играть на постоянной основе в «Нью Коттон Клаб» Фрэнка Себастиана, популярного джазового клуба в Городе ангелов.

      1 - Star Dust

В середине 30-х годов оркестр Бенни Гудмана концертировал в Лос-Анджелесе на сцене танцевального клуба «Паломар». Джон Хаммонд, музыкальный продюсер, позвал Гудмана для того, чтобы тот оценил, как Хэмптон управляется с инструментами. Гудман был впечатлен и попросил Хэмптона переехать в Нью-Йорк и присоединиться к нему, Тэдди Уилсону и Джину Крупе. Так был создан знаменитый квартет Бенни Гудмана. Он стал одним из первых музыкальных коллективов, выступавших перед широкой публикой в смешанном расовом составе. Пока Хэмптон работал в Нью-Йорке с Гудманом, он заодно записался со своим оркестром. А в начале 40-х годов Хэмптон покинул квартет Гудмана, чтобы организовать собственные гастроли.

Из оркестра Хэмптона вышли такие таланты, как Иллинойс Жакет (Illinois Jacquet), Декстер Гордон (Dexter Gordon), Эрни Роял (Ernie Royal), Джек МакВи (Jack McVea), Чарли Мингус (Charlie Mingus), Монк Монтгомери (Monk Montgomery), Вес Монтгомери (Wes Montgomery), Куинси Джонс (Quincy Jones), Бэнни Голсон (Benny Golson), Фэтс Наварро (Fats Navarro), Кэнни Дорхэм (Kenny Dorham), Клиффорд Браун (Clifford Brown), Динa Вашингтон (Dinah Washington), Бэтти Картер (Betty Carter), Джо Вильямс (Joe Williams), Арнетт Кобб (Arnett Cobb) и Эрл Бостик (Earl Bostic), а также многие, многие другие.

Супруга Лайонела, Глэдис Хэмптон, была его менеджером на протяжении почти всего его творческого пути. Многие музыканты вспоминали, что Лайонел занимался музыкой, в то время как Глэдис вела дела.  Кстати, некоторые знатоки первым в истории записанным рок-н-роллом считают композицию Хэмптона «Flying Home» (1939) с гудящим соло на тенор-саксофоне, исполненным Иллинойсом Жакетом. Эту запись позднее, в 1946 году,  улучшил и расширил Арнетт Кобб.

      1942 HITS ARCHIVE Flying Home - Lionel Hampton (1942 Decca version) (instrumental)
      Flyin' Home - Arnett Cobb

Тито рассказывал о Хэмптоне как об «одаренном музыканте, которого было интересно смотреть и слушать. Он всегда был во всеоружии, он мог ошеломлять». Лайонел славился неиссякаемой энергией и мастерством игры на вибрафоне и барабанах, а также бешеной скоростью игры на пианино двумя пальцами.  Клавиши на вибрафоне расположены также, как у фортепиано, и Хэмптон играл на обоих инструментах одинаково хорошо.

Тито и Лайонел познакомились в начале 50-х годов. Тито мог сидеть в ансамбле Хэмптона, когда тот играл в клубах, расположенных дальше по улице от «Палладиума». Да и Хэмптону не нужно было специального приглашения, чтобы присоединиться к оркестру Тито Пуэнте в латиноамериканском танцевальном зале.

Лайонел Хэмптон умер от остановки сердца в Нью-Йорке 31 августа 2002 года и похоронен на кладбище Вудлон в Бронксе.

Терри Гиббс

Терри Гиббс

Терри Гиббс

Кроме Хэмптона, было еще множество вибрафонистов, которыми заслушивался Тито. Терри Гиббс (Terry Gibbs), ровесник Тито, родился в Бруклине 13 октября 1924 года, в семье Джулиуса Габенко, и стал профессиональным музыкантом лишь в начале 40-х годов. Тогда Терри открыл для себя бибоп, услышав легендарных Диззи Гилеспи и Чарли Паркера в джазовом клубе на 52-й стрит в Манхэттене, где те играли в 40-е.

По его словам, всякий раз, когда он слышал музыку, его нервы натягивались, словно струны. Карьера Гиббса была весьма успешной — он играл в знаменитом ансамбле Вуди Германа «Four Brothers Band», руководил собственным «Оркестром мечты» («Dream Band»), даже появлялся на телевизионном шоу вместе со Стивом Алленом, Реджисом Филбином и Мелом Торме. Пожалуй, наиболее известно его сотрудничество с кларнетистами Бадом Пауэллом и Бадди ДеФранко.

Бадди ДеФранко и Терри Гиббс

Бадди ДеФранко и Терри Гиббс

Первый его большой прорыв произошел в 12 лет. Ему посчастливилось участвовать в еженедельном конкурсе новых дарований на одной из самых популярных радиостанций того времени — в нью-йоркской студии Major Bowes Amateur Hour, откуда шло вещание на всю страну. При любом удобном случае Терри в тайне от брата практиковался в игре на ксилофоне и благодаря хорошему навыку, а также еженедельным встречам с Олбрайт, Терри принял участие в одном из конкурсов и выиграл. Почти сразу же он стал выступать на профессиональных концертных площадках города и окрестностей. Он поменял свое имя Джулиус Губенко на Терри Гиббс в два этапа:

Молодой бруклинец и фанат бокса обожал Терри Янга и стремился подражать его бойцовскому стилю. Близкие друзья начали называть его Терри, и со временем имя Джулиус было попросту забыто. Несколькими годами позже шестнадцатилетний Терри путешествовал с гастролями оркестра Джуди Кейн (Judy Kayne). MCA (Музыкальная корпорация США)  решила, что фамилия Губенко слишком длинная и, к тому же, с этническим привкусом, и переименовали свою восходящую звезду в Терри Гиббса. В 18 лет Гиббс выгодно отличался от других, ведь он был первым джазовым музыкантом, игравшим на перкуссионных инструментах — ксилофоне и вибрафоне — вдобавок к обычной барабанной установке. Поначалу он не мог свыкнуться с псевдонимом, но в конце концов смирился.

Вскоре после начала Второй мировой войны Гиббса призвали на службу, где он получил специальность танкиста. Впрочем участвовать в реальных боевых действиях ему не довелось, так как его приписали к 8-му вспомогательному подразделению командования в Далласе, штат Техас. Это подразделение специализировалось на создании фильмов и радиопередач для военных нужд, и им как раз требовался барабанщик.

Во время увольнительных Гиббс возвращался в Нью-Йорк, где продолжал внимать бибопу и его популяризаторам — Чарли Паркеру и Диззи Гиллеспи. Отслужив, Гиббс оставил барабаны и полностью сосредоточился на вибрафоне. Наряду с прочими оркестрами, в которых Гиббс играл после демобилизации, были ансамбли Томми Дорси, Чабби Джексона и Бадди Рича. Под конец 40-х судьба свела Терри с Вуди Германом. А в 1950 году Гиббс собрал собственный коллектив и начал работать на телевидении, в программе Мела Торме. Несмотря на то что оркестр пришлось распустить вскоре после закрытия этого шоу, Гиббс предпринял попытку воссоединения музыкантов в конце десятилетия и в 1961 году выступил на престижном джазовом фестивале в Монтерее.

В 1951 году Гиббс стал участником секстета Бенни Гудмана. По результатам опросов в популярных тогда «Down Beat» и «Metronome» его объявили «вибрафонистом номер один в мире» в период с 1950 по 1955 год.

В 1957 году Гиббс задумался о переезде из Нью-Йорка на запад страны, куда в то время устремились многие джазмены. На Западном побережье он собрал свой «Оркестр мечты». Среди музыкантов были Конте Кандоли (Conte Candoli), Ричи Камуэа (Richie Kamuea), Мэл Льюис (Mel Lewis), Джо Маини (Joe Maini) и Фрэнк Розолино (Frank Rosolino). По итогам опроса музыкальных критиков в «Down Beat» в 1962 году оркестр Гиббса был назван «лучшей группой в мире». Пожалуй, в качестве самого плодотворного сотрудничества Гиббса с другими музыкантами можно отметить его работу с Бадди ДеФранко (Buddy DeFranco).

Кол Чейдер

Кола Чейдера  (Cal Tjader) (16 июля 1925 — 4 мая 1982) называют величайшим англо-лэтин-джазовым музыкантом в истории. Интересно, что Кол и Тито учились игре на вибрафоне практически в одно и то же время, но на противоположных побережьях континента.

Кол Чейдер

Кол Чейдер

В отличие от прочих американских музыкантов, на время увлекавшихся экспериментами с кубинской музыкой, музыкой карибского бассейна и Латинской Америки, Кол никогда не оставлял эти стили и исполнял их до самой своей смерти. Основным инструментом Кола был вибрафон, который, как и Тито, он начал осваивать после окончания Второй мировой войны. Чейдер также играл на барабанах, бонго, конгах, литаврах и фортепиано. С ним работало множество музыкантов, представителей самых разных культурных традиций. Чаще всего имя Кола Чейдера ассоциируется с развитием латиноамериканского рока и эйсид-джаза. Хотя смешение обычного джаза с латиноамериканской музыкой называют «лэтин-джаз», или «афро-куба», Чейдер без всяких затруднений творил в обоих стилях.

Итак, Каллен Рэдклифф Чейдер-младший родился в Сент-Луисе, штат Миссури, в семье путешествующих артистов водевиля, иммигрантов из Швеции. Отец танцевал чечетку, а мать была пианисткой. Эта небольшая семейная труппа зарабатывала на жизнь, переезжая из города в город. Когда Чейдеру было два года, его родители решили осесть в Сан-Матео, Калифорния, где они открыли танцевальную студию. Мать обучила его игре на фортепиано, а отец — чечетке. В области залива Сан-Франциско он выступал как Чейдер-младший, вундеркинд-чечеточник. В фильме «Темное облако радости — цвет белый» («The White of the Dark Cloud of Joy») Кол станцевал вместе с Биллом Робинсоном «Боянглес» (Bill “Bojangles” Robinson), сыграв короткую роль без слов.

Как и Тито, Кол фанател от Джина Крупы и оркестра Бенни Гудмана  когда спустя годы эти два легендарных музыканта встретились, им было что обсудить!  Чейдер самостоятельно научился играть на барабанах и выступал с диксилендом в округе Сан-Франциско. В 16 лет Чейдер принял участие в конкурсе барабанных соло Джина Крупы и даже дошел до финала, но проиграл. Впрочем, это фиаско затмило другое событие — в то утро японские самолеты атаковали Перл-Харбор.

perl-xarborЧейдер служил в армии США с 1943 по 1946 год. Благодаря закону о поддержке военнослужащих, вернувшихся с войны, ему удалось поступить в государственный колледж в Сан-Хосе. Позднее он перевелся в Сан-Франциско, твердо желая доучиться. Именно тогда он обучился игре на литаврах. А во время записи на студии с Ником Эспосито (Nick Esposito) Чейдер буквально в одночасье освоил бонгос.

В Сан-Франциско Чейдер встретился с Дейвом Брубеком — пианистом, только что вернувшимся из армии. Брубек свел Чейдера с Полом Десмондом. Так в итоге образовался легендарный октет Дейва Брубека с Чейдером на барабанах. Они экспериментировали с джазом, используя нечетные размеры и непривычные для западного уха лады. Хотя группа записала всего лишь один альбом — в то время было практически невозможно найти работу, а значит, и деньги на запись, — он важен уже потому, что дает возможность познакомиться с ранним взглядом на музыку тех, кто вскоре станет величайшими джазовыми исполнителями. После того как октет прекратил свое существование, Чейдер и Брубек сформировали трио и стали играть джазовые стандарты в надежде заработать.

Дейв Брубек

Дейв Брубек

Трио сопутствовал успех, и вскоре музыканты заняли свою нишу на джазовой сцене Сан-Франциско. В это время Чейдер сам осваивал вибрафон, переключаясь с него на барабаны в зависимости от композиции.

В 1953 году в свой оркестр Чейдера пригласил джазовый пианист Джордж Ширинг, в надежде, что тот добавит  звучанию блеска. А после того, как Ширинг увлекся латиноамериканской музыкой, Чейдер самостоятельно освоил конги. Кол играл на них так же мастерски, как и на вибрафоне. Музыкальный журнал «Down Beat» от 1953 года присвоил ему звание лучшей «новой звезды» среди барабанщиков.

      Mambo At The M - Cal Tjader

Во время поездки в Нью-Йорк басист Ол МакКиббон затащил Чейдера на концерты афро-кубинских биг-бэндов Мачито и Чико О’Фарилла, чтобы тот послушал лидеров подающего надежды латиноамериканского звучания. Там же Чейдер познакомился с Монго Сантамарией и Уилли Бобо, которые в то время были незаменимыми членами оркестра Тито.

Чейдера часто ошибочно называют первым музыкантом, который добавил звучание вибрафона в лэтин-джаз. На самом деле это заслуга Тито Пуэнте и, вероятно, Тито Родригеса, которые исполняли афро-кубинские мелодии на вибрафоне на рубеже 40-50 годов, за несколько лет до «инноваций» Чейдера. Хотя, несомненно, Чейдер оформил и расширил роль вибрафона в афро-кубинской музыке.

<< Предыдущая часть | Следующая часть >>

  • 11
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Об авторе - Команда переводчиков "Мамбо Диабло"

Летом 2015 года началась работа по переводу увесистой книги Джо Консо "Мамбо Диабло. Мое путешествие с Тито Пуенте." Для осуществления задуманного собралась небольшая, но активная группа людей, влюбленных в латиноамериканскую музыкальную культуру. Этот перевод книги стал возможен только благодаря общим усилиям этой команды.
Координатор работы группы - Марат Капранов (техническое сопровождение, правка текстов, переводы).
Мы заинтересованы в любой помощи проекту!

О команде переводчиков подробнее читайте на этой странице.