Введение.

glavnaya.jpg
Print Friendly, PDF & Email

Настоящая работа раскрывает специфику исторически многослойной афро-кубинской традиции, включающей различные виды фольклора. Музыкальные формы религиозных культов занимают одно из центральных мест в системе традиционной музыкальной культуры современной Кубы. Ритуальные песнопения и инструментальные композиции афро-кубинцев — это оригинальные, самобытные явления, отчетливо отразившие этническое своеобразие кубинской национальной музыки. Выявлению их музыкальностилевой специфики и посвящено исследование.

Процесс колонизации и вывоза рабов из юго-западной части Африки способствовал усилению этнических связей, консервации традиции, что выразилось в высокой степени ее сохранности. В ходе фольклорных экспедиций на современной Кубе зафиксирована живая традиция совершения обрядовых церемоний, не теряющая до наших дней своей актуальности, жизненно-важной необходимости. Широкое распространение практики культов, основанных на древних мифологических представлениях, и системе средств выражения, опирающейся на возможности различных способов осмысленного речевого поведения, свидетельствуют об архаичности образцов, вошедших в дипломную работу.

Предметом исследования являются инструментальные и вокально-инструментально-хореографические формы обрядовых церемоний Tambor и Bembe, принадлежащих на Кубе религиозной системе Santería. Истоки этой культурной традиции связаны с африканским племенем yoruba. Фольклорные тексты церемоний Tambor и Bembe связаны с различными жанровыми группами и историко-стилевыми пластами фольклора. В рамках настоящей работы особое внимание уделено характеристике фольклорных форм, имеющих архаическую основу.

Фактологическую базу работы составляют аутентичные видео- и аудиозаписи, полученные в результате экспедиционных поездок автора на Кубу летом 1999, 2000 и 2003 годов. Церемония Bembe была зафиксирована в местности El Caney в ходе проведения общинного праздника, церемония Tambor была записана в городе Santiago de Cuba от семейного состава исполнителей. Также привлекались опубликованные на CD аудиозаписи обрядовых вокально-инструментальных форм, записанных на Кубе от различных музыкальных коллективов, практикующих религию Santería1. Образцы национального фольклора, зафиксированные автором, впервые вводятся в научную сферу фольклористики. Они существенно дополняют сведения, представленные в этнографических описаниях и публикациях музыкального материала, осуществленных ранее зарубежными и отечественными исследователями.

Цели и задачи.

Основная цель дипломной работы заключается в выявлении стилевого своеобразия афро-кубинского музыкального фольклора, функционирующего в рамках обрядовых церемоний Tambor и Bembe. Для достижения данной цели определяются следующие исследовательские задачи:

  1. изучение структуры и содержания обрядовых церемоний;
  2. изучение органологии и функций музыкальных инструментов;
  3. изучение системы средств выразительности инструментальных и вокально-инструментально-хореографических форм фольклора.

Методологическая основа исследования.

Ритуалы и фольклорные тексты рассматриваются в работе на основе методов комплексного анализа и включенного наблюдения. Специфика настоящего исследования состоит в том, что в нем сочетаются методы анализа образцов фольклора, разработанные отечественными фольклористами на материале славянского фольклора, и научные достижения в области изучения афро-кубинского фольклора, предпринятые зарубежными (кубинскими, американскими, европейскими) и российскими исследователями. В связи с этим отдельные разделы работы носят экспериментальный характер.

В вопросах этномузыкологии автор опирается на методологические разработки и области ладо-интонационного изучения песенных форм, сложившиеся в Санкт-Петербургской школе (Б.В. Асафьев, Ф.А. Рубцов, А. М. Мехнецов). В работе используются методы метроритмического и композиционного анализа, предложенные московскими фольклористами (К.В. Квитка, А.В. Руднева, В. М. Щуров, Б. Б. Ефименкова).

Краткая этно-культурная характеристика острова Куба.

Современный облик Кубы сформировали большие волны переселенцев, различных по этнической принадлежности, количеству, социальному происхождению. В различные временные периоды на остров прибывали переселенцы из Европы (Испании, Франции), Америки и Африки. При этом ведущее значение в процессе формирования населения острова и в дальнейшем — культуры страны Кубы имели выходцы из Африки.

Особенности заселения страны были связаны с колонизацией рабов из юго-западной части Африки, происходившей в период с XVI по XIX столетия2. Почти третью часть населения Кубы формируют африканцы по происхождению. Общее количество привезённых на Кубу рабов насчитывало приблизительно 702 тысячи, из них более, чем 600 тысяч прибыли в первые шестьдесят пять лет XIX века. Среди них одной из главных этнических групп были Yoruba, прибывшие из западной Африки (Нигерия)3.

Работорговля из Африки началась в начале 1400-х годов. Тысячи Африканцев были перевезены в Испанию и Португалию, так же и в другие страны. На рубеже 1500-х, в начале испанского завоевания и колонизации Америки, африканцев, живущих в Испании, называли Метисами. Метисы были перевезены на Кубу уже в 1511-1514 годы. Среди них некоторые остались рабами, а другие были освобождены. На Кубе работорговля началась раньше и продолжалась позже, чем в остальной части Латинской Америки. Первые африканцы прибыли в США в 1619, в Бразилию в 1538, в то время как на Кубу привезли африканцев уже в 1521. В США работорговля была прекращена в 1860-х годах, в Бразилии в 1850-ых, однако на Кубе она продолжалась до конца 1870-х.

Географическая область, из которой были перевезены рабы в период работорговли, была огромна. Ее северные границы распространились от Сенегала до центра Африки (Озеро Чад) к Кении; южные границы совпадали с южными границами Анголы, Замбии, Зимбабве, и Мозамбика. Помимо этого, были перевезены чернокожие с обоих побережий и центральных регионов Африки.

Африканцы, населившие Кубу, связаны с четырьмя основными этническими группами4: bantu, yoruba, ibo/ibibio/ijaw и ewe/fon. Численность этих народов следующая:

bantu — 400 000
yoruba — 275 000
ibo — 240 000
ewe/fon — 200 000
Другие — 185 000

Bantu

Народы Bantu , государства к югу от экватора, внесли наибольший вклад в формирование населения Кубы. Две главных подгруппы bantu — Bakongo и Abudu (северная Ангола, южный Заир и юг Конго) имели письменную культуру. Третья подгруппа bantu, заселявшая в Африке восточные области к югу от экватора, — Makuta. Последние и в особенности Bakongo сформировали религию Palo Monte, которая и по сей день существует на Кубе.

Yoruba

Йоруба составили вторую по численности этническую группу. Они занимали современную территорию юго-западной Нигерии и прибыли, главным образом, в течение 1820-1860-х годов. Народ yoruba способствовал формированию религиозной системы Santería или Regla de Osha на Кубе. Субэтнические группы yoruba — Ijesha (юго-западная часть Нигерии) и ketus (западное Королевство Yoruba, где ныне проходит граница Нигерии и Бенина).

Ibo, Ibibio, Ijaw

Ijaw прибыли из юго-восточной Нигерии. Начало их появления на Кубе датируется 1762 годом. С народностью Ibibio связано тайное религиозное общество Abakwa.

Ewe/Fon

Представители Королевства Дагомеи, которое в настоящее время входит в государство Бенин. Много Ewe/Fon было перевезено на Кубу за период 1750-1800. Ewe/Fon являются носителями религиозной традиции, именуемой на Кубе Regla Arara. В настоящее время Ewe/Fon проживают в г. Матансас.

Важной стилистической чертой кубинской музыки оказывается ее полиэтническая основа. Кубинская музыкальная культура представляет собой результат взаимодействия африканской народной музыки, восходящей к разным этническим группам, и традиционной музыки Испании (Галиции, Андалусии, Каталонии) и Франции. Индейские племена, населявшие остров до прихода Христофора Колумба, практически не оставили сведений о своей музыкальной культуре, к XVI веку они были полностью уничтожены испанскими завоевателями. Свидетельства о музыкальной культуре автохтонного населения острова — индейцев сибоней и таино очень малочисленны5. Единственным сведением об их музыкальной культуре стали сохранившиеся на Кубе самозвучащие музыкальные инструменты типа maracas. Подробная карта-схема, представленная в Приложении № 1, раскрывает многообразие жанров и стилей народной кубинской музыки в связи с их происхождением, показывает характер взаимосвязей различных форм кубинской музыкальной культуры6.

Характеристика основных изданий и исследований кубинского фольклора

Основоположником современного этномузыкознания, связанного с кубинской, латиноамериканской и карибской культурой, стал выдающийся исследователь Fernando Ortiz7. Книги кубинского исследователя, изданные в 1930-1950 годы, раскрывают множество аспектов афро-кубинской культуры [Ortiz, 1965]. В них содержится огромное количество фактов и сведений, связанных с музыкой Santeria. Его важной заслугой является первый опыт расшифровки инструментальной музыки, в частности, исполненной на барабанах bata. Фернандо Ортис вместе с другими исследователями (Lidia Cabrera, Rymulo Lachatacera8) был одним из первых ученых, поставивших проблему объективной оценки значения африканцев в формировании кубинской нации, ее истории и культуры.

Изучением этнографии Santeria занимался американский исследователь Luis M.Nucez в своей книге «Santeria, A Practical Guide to Afro-Carribean Magic» (1989). Эта работа представляет собой объемный справочник по афро-кубинской магии Santeria, имеющий практический характер. На страницах книги подробно описывается мифологическая и поведенческая система внутри культа шаг за шагом, автор широко использует метод этнографических комментариев. В книге рассматриваются прозаические рассказы о жизни богов (Apataki), подробно раскрывается система всевозможных гаданий.

Важнейший труд о кубинской народной музыке, созданный в жанре исторического обзора, был написан музыковедом и композитором А. Леоном, ведущим учёным-кубинцем. Его исследование «Кубинская фольклорная музыка» вышло в 1964 году9 [León, 1984]. В двенадцати главах работы автор исследует основные разновидности музыкального фольклора Кубы и их генезис. В концепции Леона народные жанры испанского и негритянского происхождения получили равнозначную оценку и были охарактеризованы как «носители национальной кубинской культуры». В работе Леона и его продолжателей (Мария Тереза Линарес) находит своё последовательное применение принцип историзма, делается акцент на преемственной связи явлений и их развитии [Linares].

Среди современных работ кубинских исследователей следует выделить работу М. Эскинази, в которой опубликованы новые фактологические материалы по фольклору и этнографии Кубы и предложен вариант классификации жанров и стилей кубинского фольклора [Esquenazi, 2001].

Важную роль в процессе изучения инструментальной музыки Кубы сыграли американские исследователи-практики Дж. Амира и С. Корнелиус. В их работе была предложена оригинальная система нотации кубинских барабанов bata и даны ценные замечания, касающиеся композиции инструментальных форм кубинского фольклора [Amira, Cornelius, 1999].

В вопросах изучения народной музыки афро-кубинцев специальную проблему составляет исследование собственно африканской музыки. В этой связи следует отметить работы австрийского музыковеда-африканиста Г. Кубика, посвященные анализу народной музыки чернокожих разных стран Африки [Кубик, 1973].

Наконец, следует выделить работу российского музыковеда М. А. Сапонова «Музыкальная культура Кубы. К проблеме народных традиций в профессиональном композиторском творчестве». Одна из глав этого диссертационного исследования посвящена характеристике кубинской народной музыки, легшей в основу стиля кубинской профессиональной музыки [Сапонов, 1976].

Структура работы.

Работа состоит из Введения, трех глав и Заключения. В тексте последовательно раскрываются:

  • роль музыкальных инструментов в традиционной афро-кубинской культуре (Глава 1);
  • структура и содержание религиозных церемоний Tambor и Bembe (Глава 2);
  • стилевые черты афро-кубинского обрядового фольклора (Глава 3).

Приложения к работе составляют:

  1. Историческая карта стилей народной кубинской музыки;
  2. Карта ареалов распространения афро-кубинских музыкальных инструментов;
  3. Перевод поэтического текста песнопения Elegua с комментариями;
  4. Нотные расшифровки инструментальных и вокально-инструментальных композиций церемоний Tambor и Bembe;
  5. Фотографии и иллюстративный материал.

 

FavoriteLoading В закладки!
  • 25
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    26
    Shares

Сноски   [ + ]

1. Papo Anrarica, Milton Cardona, Lasaro Ros, Merceditas Valdes.
2. Работорговля была обусловлена развитием сахарной индустрии на Кубе. Африканцы прибывали из различных государств Африки, уязвимость которых обеспечивалась многолетними междоусобными войнами.
3. Amira, Cornelius, 1999. С. 12
4. Сведения представлены в работе кубинского этнолога Lopes Valdez [Lopes]
5. Чешский этнограф Милослав Стингл в популярной форме описывает основные исторические свидетельства о музыкальных инструментах коренного населения острова [Стингл, 1974].
6. Мы предлагаем фрагмент «Исторической карты стилей народной кубинской музыки», автор которой — Daniel Chatelain. Эта карта была впервые опубликована в 1996 году в издании: Percussion. Review, № 44 (Paris, 1996). Мы воспользовались публикацией этой таблицы из книги Tito Puente [Puente, 2000].
7. Фернандо Ортис (1888-1969) — музыковед, историк, этнолог, социолог, лингвист, музыкальный и литературный критик, юрист, преподаватель Университета в Гаване. Был инициатором создания следующих учреждений: Общество Кубинского Фольклора (1923), Латиноамериканский институт географии (1928), Общество Изучений Афро-кубинской культуры (1937), Международный Институт Афро-американских Изучений (1943), Учреждение Испано-кубинской Культуры (1926). Опубликовал более ста книг и брошюр.
8. Rymulo Lachatacera — этнограф, один из последователей работы, начатой Фернандо Ортисом. Его важным трудом стала работа, опубликованная на Кубе и в Соединенных Штатах «Происхождение афро-кубинцев».
9. Leon Argekiers. Musica folklórica cubana. La Habana, 1964. Позднее вышло переработанное и дополненное новыми материалами издание этой книги: León Argeliers. Del canto y el tiempo. La Habana, 1974.

Об авторе - Марат Капранов

Музыкант, сальсеро, переводчик. Редактор сайта «О сальсе по-русски».